Интегра. Комплексное оснащение школ

Новости
Как начать свой бизнес?

Земля для учителей

Откровения

16.06.2014
Двадцать три года педагог Алефтина Павловна Тихонова руководит интегративным театром детей-инвалидов в наукограде Кольцово Новосибирской области. Театр известен не только в Сибири, но и в Российской Федерации, и за рубежом. В интервью она рассказывает о своем уникальном опыте работы. 
Театр мы назвали «Кольцобинчик» еще в самом начале его деятельности, и это была аббревиатура Кольцовского общества инвалидов, к которому мы тогда относились. И еще название указывает на то, что театр этот детский. А прилагательное «интегративный» означает, что в театре происходит социальная интеграция детей-инвалидов. Именно с этой целью уже в самых первых наших театральных постановках участвовали их родители, бабушки, педагоги, а также обычные здоровые ребятишки, увлеченные театром. Мы хотели создать для детей-инвалидов дружескую, доброжелательную творческую среду, где бы они почувствовали себя комфортнее и легче, быстрее освоились в окружающем мире, в обществе. И у нас получилось. Мы успешно ставим совместные спектакли с другими творческими коллективами, участвуем в концертах, фестивалях, праздничных шоу. 
 
 
Алефтина Павловна, учитывая специфику вашего театра, какую форму театральных постановок вы выбираете?
Более чем за двадцать лет нашей работы мы испробовали различные формы. У нас были очень большие полуторачасовые музыкальные спектакли, были постановки покороче, показывали мы танцевальные номера, кукольные спектакли, даже с участием так называемых «живых кукол». Но сегодня, не отказываясь от элементов самых различных театральных форм, мы все-таки выбираем миниатюру. Я думаю, что для «Кольцобинчика» сегодня это наиболее оптимально. А в наших миниатюрах есть и монологи, и диалоги, и пластика, и музыка…
 
Вы не держите в секрете свои методы, принципы работы?
Секретов, поверьте, нет. Мы совершенно открыты. К нам на репетиции нередко приезжают педагоги из других реабилитационных, абилитационных организаций и коллективов. Хотят увидеть все собственными глазами. Другие звонят, просят выслать видеозаписи наших постановок. Мы никому не отказываем.
А методы и принципы моей работы одновременно и просты, и сложны. Поскольку нет сценариев, адаптированных к нашим детям, то, как правило, приходится их создавать самой и режиссировать тоже. И здесь принципиально важно, чтобы каждый ребенок, независимо от степени ограничений физических или психических, нашел свое место в театральной постановке, чтобы он как актер выглядел достойно и профессионально. А дальше следующий принцип. Недостаточно общения с ними только в репетиционных залах и на театральных подмостках. Нужно обязательно бывать в семьях. Нужно там встречаться с ребенком. Стать для него близким человеком. И конечно, расположить к себе его родителей, чтобы они тебе как педагогу доверили своего ребенка. А родители детей-инвалидов – это тоже особая категория, это тоже люди с особой психикой, потому что, представьте – жить постоянно с такой болью – тяжело. Поэтому когда они видят, как их дети на театральной сцене раскрепощаются, как исчезает их замкнутость, угрюмость, для них это время становится отдохновением, несказанной радостью…
И поверьте, такие же чувства переживает и педагог. 
 
Я видел вас на репетиции. Вы как режиссер достаточно суровы. 
Методики общения с детьми-инвалидами на театральных подмостках могут быть разными, в зависимости какой педагог, какие дети, но в одном я убедилась без оговорок – наших детей нельзя перехваливать. Ни в коем случае. Это сразу настолько отрицательно сказывается!.. 
Они просто перестают работать. Обычно каждый из них уже приходит в театр с твердым убеждением в том, что он гений, что он центр Вселенной, а тут его еще и хвалить начинают. Так к чему еще стремиться?! Все уже достигнуто! Зачем этот труд на репетициях? Так что приходится держать их в рабочем состоянии. Быть требовательной. 
Если на представлении у нас идет несколько номеров, то боже упаси похвалить после первого номера. Даже если они его прекрасно сыграли. Тогда следующую сценку они уже не сыграют, расслабятся. То есть им и так в силу специфики, в силу своего диагноза очень тяжело переключаться с номера на номер, а тут надо еще быть все время в образе, все время играть. Кстати, именно поэтому мы чаще играем миниатюры. Они у нас продолжительностью от трех до девяти минут. Как правило, мы ориентируемся на длительность сопровождающей номер фонограммы, мелодии или песни… 
 
 
Какие спектакли «Кольцобинчика» вы считаете самыми удачными?
Зрители всегда очень хорошо принимают наш спектакль «У меня есть мечта». Это как раз девятиминутный спектакль. Мы его, как и все остальные спектакли, придумали сами. Идея родилась после того, как мы посмотрели в нашем новосибирском театре «Глобус» постановку «Олененок Бэмби». Так вот чтобы вы себе представили труд актера в нашем театре – ребята разучивали стилизованный сценический шаг оленя почти три года. Мы все наши постановочки собираем вот по таким отточенным, отшлифованным кусочкам. И тут у меня есть маленькая хитрость. Я каждую разминку ребятам предлагаю с элементами будущего спектакля…
Была у нас миниатюрочка под «Верку Сердючку». Называлась – «Лекарство от старости». Я вот почему о ней вспомнила – приехали мы на фестиваль во Львов и там ее показали. Там у нас было несколько номеров, в том числе «У меня есть мечта», и вот эта миниатюра «Лекарство от старости». После показа актер из Польши, он был в составе жюри, подошел ко мне и сказал, что он восхищен, что эту миниатюру мы сделали просто гениально: «Мы впервые увидели, что «Верка Сердючка» – это не пошлость…».
Я думаю, и новосибирские зрители, и кольцовские эту миниатюру до сих пор помнят. Мы ее долго с успехом показывали… 
Очень нравились зрителям и наш короткий пластический этюд «В морских глубинах», и полуторачасовой спектакль «Али-Баба и сорок разбойников». Когда мы его репетировали в актовом зале двадцать первой школы в Кольцово, то многие школьники, которым этот спектакль очень нравился, после уроков не бежали домой, а приходили к нам на репетицию посмотреть и послушать. Такой же интерес у ребят к нашим новым миниатюрам: «Притча», «Рекламная пауза».
 
 
В Новосибирске вы на каких театральных подмостках выступали? 
В «Глобусе», в ДК Горького, на площадях в праздники... Мы даже в Новосибирском зоопарке выступали на открытой площадке. Ездили в Академгородок, в Бердск, в Болотное… Все не перечислить. Нередко составляем специальные театрализованные программы и выступаем в детских реабилитационных центрах. Сейчас мы – театр миниатюр, и это, кстати, очень облегчило нам работу в плане показа, потому что с мини-постановками мы можем выступать на любой площадке, встраиваться в любой концерт, а это контакт с массовым зрителем. Как вы понимаете, такой контакт для нас очень важен. Очень…
 
А за пределами Новосибирской области где доводилось бывать? 
Выезжаем мы обычно на фестивали и в паломнические поездки. География широкая. Были в Омске, в Северске, в Томске, на Алтае. В Красноярске фестиваль называется «Рожденные от солнца». Выступали в Москве, в Санкт-Петербурге. В городе на Неве проводится совершенно потрясающий ежегодный фестиваль – «Шаг навстречу».
 
Ваш театр и за рубежом гастролировал, я знаю.  
Конечно. Пока самая дальняя точка – Польша. Нас пригласили тогда на Люблинский фестиваль. В связи с ним нужно сказать, что существует международный проект поддержки особых театров, который на русский язык переводится как «Не пройденная тропа». Я знаю, что в этом проекте участвуют Белоруссия, Украина, Польша. Может быть, в него сейчас вошли и другие европейские страны. В рамках этого проекта проводятся международные фестивали. Каждый фестиваль тематический. Тема Люблинского фестиваля была – цирк. К нему мы приготовили специальную постановку – «К нам приехал цирк». Нашим детям эта поездка особенно запомнилась массовым карнавальным шествием. Почти пятьсот человек из разных стран мира, все красочно одеты, в театральных костюмах, с музыкальными инструментами в руках прошли по городу Люблину. Играли, пели песни. Горожане тепло встречали участников фестиваля. Аплодировали, приветственно махали флагами из окон домов, с балконов. На тротуарах было много народа. Завершилось шествие большим концертом на площади у городской ратуши. 
 
 
Мы участвовали в фестивалях в Киеве, Львове, Запорожье. Каждый фестиваль хорош по-своему. Очень запомнился еще один – Брестский. После его завершения двум театральным коллективам, нашему и киевскому, организаторы показали замечательный уголок белорусской природы – два чистейших озера, окруженные рощами.
Здесь была задумана такая игра – ребята должны были собрать хворост для костра, разжечь его, нарвать лекарственных трав, вскипятить воду в котелках, заварить ароматный чай, поджарить у огня на прутике сосиску. То есть научиться выполнять обычные в туристском походе работы. А перед этим они покатались по озеру на лодках. Причем, заметьте, сами гребли. Представьте себе, сколько у ребятишек было радости, сколько ярких, необычных впечатлений. Конечно, все это делалось под присмотром и контролем взрослых: инструкторов, педагогов. А как же иначе. Не забывайте, что это дети-инвалиды. 
Расскажу об одном милом смешном эпизоде. Мы, взрослые, помогли детям наколоть сосиски на длинные прутики, чтобы разогревать их у огня было не горячо. Но выглядело это так – вот здесь костер, а ребенок сидит где-нибудь там, далеко, и эту палочку с наколотой сосиской держит, держит… Я говорю актеру своего театра: «Миша, ты так сосиску не поджаришь, надо ближе к огню сесть». А он таким рассудительным тоном отвечает: «Нет, я там пробовал, там горячо, я лучше тут посижу». И не только Миша так жарил сосиски. В общем, кончилось это действо тем, что мы собрали сосиски, сложили их на решеточку, обжарили, потом на палочки опять надели и отдали детям…
 
Алефтина Павловна, я не первый раз в «Факеле» и наслышан о Мише Семенове. Мне кажется, что его активная деятельность в Центре – это наглядный пример успешной социальной интеграции ребенка с синдромом Дауна с помощью вашего театра.
Многие мои ученики занимаются здесь уже много лет. Миша – со дня основания театра. Когда он пришел двадцать три года назад, ему было четырнадцать лет. Но в силу своего диагноза он из категории «вечные дети». Они всегда остаются детьми, сколько бы лет им не исполнилось. Но самое главное – у наших детей, кто играет в театре, постепенно выработалась потребность трудиться. И они теперь ходят практически во все творческие объединения «Факела». 
Ну вот, к примеру, Миша. Он не только замечательный актер, он научился играть на пианино. Да не просто на слух, а по нотам. Не сложные, конечно, произведения, но исполняет их хорошо. Знает несчетное количество пословиц, поговорок и очень неплохо играет в шахматы. В недавнем блиц-турнире, посвященном Дню космонавтики, у него седьмое место. Причем он выступает в соревнованиях со здоровыми ребятишками, и у них уже выработался критерий – если научишься обыгрывать Мишу, значит, можешь считать себя шахматистом. 
А в первый раз, когда мы поставили Мишу играть в детском шахматном турнире, это было давно, некоторые родители возмущались и говорили: да это что такое, это оскорбление, наши дети будут играть с каким-то «дауненком». Я вначале хотела объясниться с ними, а потом думаю, не буду я им ничего говорить, сейчас Миша своей игрой сам за себя все скажет. Так в том турнире Миша занял второе место, пропустив вперед только мальчика с третьим разрядом, которому было одиннадцать лет. А ни один из их гениальных детей выиграть у Миши не смог. И сразу все эти разговоры прекратились… 
 
 
Когда мы были в Польше в городе Люблине, нам на открытии фестиваля доверили разрезать ленточку, поскольку мы приехали из самого далека, из Сибири. Ребятишки перерезали ленточку и побежали в здание местного театра, но вижу, бегут обратно и кричат: «Алефтина Павловна, там Мишкина фотография висит!». Заходим в здание, а там, в фойе, висит целая галерея портретов артистов и среди них – Миша. Я рассказала об этом случае его маме, она засомневалась: там, наверное, какой-то другой «дауненок», они же все похожи. Я отвечаю – нет, Людочка, он на снимке в нашем театральном костюме и с нашим реквизитом. Никакого сомнения – это твой Миша. А когда мы ехали в Киев с пересадкой в Москве, то уже в поезде пошел Миша заварить себе чай, подходит к титану, а женщина какая-то его спрашивает: ты же Миша? Он отвечает: Миша. Из Новосибирска? Из Новосибирска. Так я тебя знаю! Когда он мне это рассказал, я говорю: Миша, вот она, слава. Учись давать автографы… 
В первые годы для коллектива нашего театра самым главным было попытаться разрушить негативные стереотипы, которые сложились в обществе вокруг этой категории детей-инвалидов. Но потом мы обнаружили, что участие в театральных постановках производит на них потрясающий реабилитационный эффект. И тогда социальная интеграция детей-инвалидов стала нашей главной целью. 
Но, безусловно, для нас остается важной задачей убедить людей, что дети с ограниченными возможностями, как у нас принято их называть, они не отверженные, у них равные с нами права на труд, на творчество, на общение, на полноценную, содержательную жизнь. Театр, в котором играют дети-инвалиды, мне кажется самой эффективной формой такого убеждения. Можно бесконечно писать всякие научные труды на эту тему, доклады какие-то делать, но когда зритель вживую на театральной сцене видит этих талантливых детей!..
 
Нужно еще сказать, что Алефтина Павловна Тихонова, несмотря на свой огромный педагогический опыт, продолжает учиться. Буквально на днях она вернулась из Греции, где занималась в международной летней школе для специалистов в области особого театра и реабилитации детей-инвалидов творческими видами деятельности.
 
Владимир Пискарев, отдел информации ОблЦИТ
 
Фотоиллюстрации предоставил коллектив театра «Кольцобинчик» 
 

Это нравится:0Да/0Нет
Полезные новости
ФИПИ приглашает к обсуждению

Федеральный институт педагогических измерений опубликовал для общественно-профессионального обсуждения проекты демоверсий перспективных контрольных измерительных материалов ОГЭ по семи предметам: «Обществознание», «История», «Физика», «Химия», «Биология», «География» и «Информатика».

Наука для школьников

Сегодня состоялась торжественная церемония открытия VI Фестиваля науки в Новосибирской области. Как отмечают эксперты, основная цель фестиваля – привлечение молодежи в науку, установление взаимодействия между наукой и обществом.

Слабые звенья необходимо устранять

Итоги ЕГЭ 2018 года и задачи на новый учебный год обсудили на традиционном совещании Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов обратился к региональным министрам образования с поручением приложить максимальные усилия для сохранения положительных результатов, достигнутых в работе над единым государственным экзаменом. 

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.


Вход