Интегра. Комплексное оснащение школ

Новости
Слава Сибирякам!

Земля для учителей

Новые ФГОС по литературе вступают в противоречие…

11.04.2019

Министерство просвещения Российской Федерации опубликовало новый проект Федеральных образовательных стандартов. Предлагаем вашему вниманию методический разбор проекта, подготовленный членами ассоциации «Гильдия словесников», учителями литературы, вузовскими преподавателями, методистами.

Проект не учитывает мнение профессионального сообщества. Год назад предложенный вариант вызвал дружную критику профессионального сообщества, ректоров СПбГУ, НИУ ВШЭ и МГПУ. Но он снова, без принципиальных изменений, предлагается для общественного обсуждения.
В марте 2018 года аналогичный проект ФГОС вызвал бурную дискуссию; в отзывах научных и образовательных организаций (ИРЛИ РАН, СПбГУ, РГГУ, НИУ ВШЭ, УрГПУ) было указано на недопустимость распределения произведений по годам; критике подвергся и сам список обязательных для изучения произведений, отмечалась и его перегруженность, и во многих случаях произвольность выбора.
В проекте, представленном общественности спустя год, сохранены все принципиальные положения предыдущего варианта.

Архаичность и несвоевременность. Предлагаемая реформа стандарта нацелена не на модификацию и даже не на консервацию, а на обращение к архаичным формам и содержанию… Это откат на несколько шагов назад. Новый стандарт возвращает нас к преподаванию литературы как идеологического предмета, что не соответствует его сущности. Художественная литература не несет точных знаний, она предполагает приобщение обучающегося к родной и мировой культуре и, таким образом, должна изучаться как предмет эстетического цикла.
В новых вариантах стандарта обучение литературе понимается как репродуктивное освоение канонических интерпретаций жесткого набора текстов и сводится к заучиванию суммы знаний вместо развития важных универсальных умений. (Правда, в самом последнем варианте стандарта снято большинство «идеологических подсказок», сопровождавших перечень произведений, но сущности это сокращение не затронуло). Такой подход плохо сочетается с новыми задачами, такими как обучение навыкам функционального чтения, «навыкам XXI века», в частности, критическому мышлению и креативности. Стандарт отстает от современности, пытается втиснуть в старые модели (обучение литературе как репродуктивное освоение канонических интерпретаций жесткого набора текстов) новые задачи.

Жесткое распределение произведений по годам – ненужная и опасная мера. Ненужная она потому, что содержание образования уже конкретизировано в Примерной основной образовательной программе: в нее включен список обязательных к изучению произведений и авторов, что и обеспечивает единство образовательного пространства. Привязка произведений к годам обучения без возможности перемещать их из класса в класс игнорирует принцип личностно-ориентированного обучения и индивидуального подхода в образовании, уничтожает вариативность методических подходов, ведущих к общей цели.
Почему повесть Гоголя «Тарас Бульба» надо изучать именно в седьмом классе, а «Капитанскую дочку» Пушкина именно в восьмом? Почему повесть Л.Н. Толстого «Детство» необходимо изучать именно в 6 классе, а не, например, в 5-м или в 7-м?

Отсутствие в стандарте конкретных ответов на эти вопросы наталкивает на одну мысль: включение произведений в стандарт продиктовано не методическими, не психологическими, не филологическими соображениями и даже не фактом включенности текста в национальный канон, а просто тем, что они есть в какой-то конкретной программе, и именно эту программу нужно сделать единственной для всех школ России.
Это, в свою очередь, создает риск монополизации рынка учебников (резко сузится количество существующих учебников, по сути, сведется к единственному, написанному в логике предлагаемого проекта). Как следствие в России приостановится развитие методических школ, поиск новых подходов и приемов, создание новых линеек учебников и программ, рассчитанных на школьников с особыми образовательными потребностями (одаренных и детей с ограниченными возможностями здоровья) – любые авторские подходы к содержанию образования по годам обучения окажутся невозможными.
Привязка изучаемых текстов к конкретным классам не учитывает законы возрастной психологии: каждый ребенок развивается индивидуально, поэтому у учителя должна быть возможность перестраивать логику изучения литературных произведений, перемещать их из класса в класс.

Предлагаемая логика выстраивания программы из класса в класс сомнительна и, возможно, даже случайна. При чтении стандарта возникает множество вопросов, связанных с выбором конкретных произведений, включенных в список обязательных для изучения текстов.
Начнем с произведений, безусловную художественную ценность которых никто не ставит под сомнение, – с русской классики XIX века. Ею перегружен список для 5-7 классов. Если литература как школьный предмет не будет учитывать законы возрастной психологии, то она только отвратит детей от чтения, прежде всего от русской классики. А дети 11-12 лет в массе своей, по их собственным признаниям, не находят ничего смешного в юмористических рассказах Чехова и сказках Салтыкова-Щедрина, не понимают, зачем им задают учить наизусть отрывок из поэмы Некрасова о русских женщинах, и т.д. Эти же произведения органично входят в историко-литературный курс 10-11 классов.
Вряд ли пробудит любовь к поэзии необходимость читать подряд недетские стихотворения о природе Тютчева, Фета, Блока (которые почему-то в приложении к программе названы стихотворениями «о родной природе, о связи поэта с Родиной»; пятиклассникам, например, предлагается разбираться в стихах раннего Блока: «Мне провидится и снится / Исполненье тайных дум. /В вас ли доброе таится, / Красный месяц, тихий шум?»
Еще больше вопросов возникает при знакомстве со списком литературы ХХ века. Почему необходимо обязательное изучение именно повести В. Катаева «Сын полка»? Есть очень много произведений для подростков и о подростках, посвященных этому времени, написанных для современных детей, а потому гораздо более близких им (например, «Иван» В. Богомолова или вышедший недавно «Облачный полк» Э. Веркина).
Неясно и распределение по классам произведений зарубежной литературы, их выбор. Почему обязательны фрагменты из «Илиады» в 6 классе? Чем обусловлен выбор «Мещанина во дворянстве», а не «Тартюфа» Мольера (почему бы не оставить учителю и школьникам право выбора одной из ряда комедий этого драматурга)?
Заметим, что в стандарт вообще не включены произведения о жизни современных подростков (а сегодня о детях и детстве выходит много интересных, талантливых книг, ориентированных на особенности восприятия нынешних школьников, на их проблемы). Не названы книги, которые бы были близки именно современному школьнику своей обращенностью к нему, мотивировали бы его на изучение литературы, на самостоятельное чтение и размышление над прочитанным.
Приложение к стандарту перегружено большим количеством произведений, каждое из которых следует изучать медленно, не торопясь. Но это окажется невозможным из-за ограниченного количества часов на предмет, никак не соотнесенных с количеством текстов, которые должен прочитать школьник в течение учебного года.
Закрепление единиц содержания по классам вступает в неразрешимое противоречие с декларируемым системно-деятельностным подходом, предполагающим в образовательном результате не закрепление некоего жесткого списка «твердых знаний», а формирование связанных с предметом компетенций.

Например, либо мы учим читать и понимать художественные тексты в принципе, либо мы учим читать и понимать в заданном программой ключе только конкретные тексты. Например, в 5-м классе мы обязаны научить – обязательно и конкретно – читать и понимать «Кусаку» Л. Андреева, а не «Каштанку» А. П. Чехова, не «Недопеска» Ю.И. Коваля, ни какое-либо другое произведение. Аттестация в виде срезовых проверочных работ при таком подходе предполагает не проверку навыков и умений чтения и понимания текстов вообще, не читательскую компетенцию, а проверку знания содержания определенных программой обязательных текстов. В реалиях школы выстраивается жесткая иерархия чтения, все оставшиеся за рамками программы произведения автоматически переводятся в ранг необязательных, начинают даже мешать обучать свободному чтению, самостоятельному и свободному выбору книг.

Не может быть достигнут и личностный результат – «социальные компетенции: способность ставить цели и строить жизненные планы с учетом своих потребностей и интересов, а также социально значимых сфер деятельности в рамках социально-нормативного пространства», поскольку именно потребности и интересы учащихся содержанием образования учитываются меньше всего. При жестко фиксированном большом объеме обязательного предметного содержания социальные компетенции не развиваются, а подавляются.

Итоги. Анализ проекта нового варианта ФГОС в части предмета «литература» вызвал следующие вопросы:

Новые ФГОС – серьезный шаг назад, препятствующий модернизации образования.
Новые ФГОС вступают в противоречие с действующим законодательством.
Новые ФГОС не учитывают современных требований к образованию, психологии современного школьника.
ФГОС вступают в резкое противоречие с современной наукой о литературе.
Новые ФГОС содержат речевые и грамматические ошибки.
ФГОС подверглись критике образовательного сообщества, но базовые концептуальные замечания не были учтены при переработке новой версии документа.

Упорное фиксирование даже незначительных элементов содержания, как, например, лирических стихотворений, по классам, вкусовщина и субъективность в подборе этих произведений, наводит на мысль не о стремлении к единому учебнику, а о стремлении всеми правдами и неправдами внедрить единственный уже готовый учебник, что противоречит антимонопольной политике государства и свидетельствует о коррупционной составляющей этой «реформы».
Внедрение нового ФГОС является архаичной и коррупционной инициативой его составителей, а так как на основе стандартов образования строится вся система проверки учителя и ученика, то его внедрение окончательно лишит учителя возможности собственного творчества, отвратит школьников от чтения классической и современной литературы, разрушит традицию и будет препятствовать модернизации.

Подробнее

Новый проект ФГОС: позиция научно-методического совета ассоциации «Гильдия словесников» 

Информация сайта Гильдии словесников
Иллюстрация из архива НООС
Это нравится:1Да/0Нет
Полезные новости
«Учитель года» в мире. Родители в жюри!

Сайт «Российское образование» публикует серию материалов, посвященных профессиональным учительским конкурсам в странах мира. Конкурсы проводят по-разному… Есть одно главное совпадение – везде приветствуют лучшего педагога, без которого школа пока не может обойтись.

Министерство просвещения внесет изменения в Трудовой кодекс

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко попросила министра просвещения Ольгу Васильеву к 1 сентября 2019 года сделать подарок учителям – сократить количество отчетов, которые они должны заполнять в течение учебного года.

В России появятся «Комфортные школы»

«Комфортная школа» – проект, направленный на внедрение так называемых бережливых технологий в школах. Такие технологии обычно используются на производствах и позволяют предприятиям повысить производительность труда, снизить себестоимость и улучшить качество продукции. Уникальный эксперимент проходит на базе московской школы №1474.

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.


Вход