Интегра. Комплексное оснащение школ

Новости
Профессиональные сообщества

Земля для учителей

Математический кружок для двоих

09.09.2014
С какими чувствами бывшие ученики, добившиеся успехов в разных областях, говорят о своих школах? Воспоминаниями поделились Евгений Бунимович, Виктор Садовничий и Владимир Войнович.
 
«Я, наверно, только потому и стал учителем, что самые важные знания получил в школе, – рассказывает Евгений Бунимович, педагог, общественный деятель, уполномоченный по правам ребенка в Москве. – У меня было несколько прекрасных школ: сначала французская, потом легендарная вторая математическая. И я до сих пор считаю, что это были самые счастливые годы моей жизни. В математической школе был абсолютно фантастический директор Владимир Федорович Овчинников. Самое удивительное, что он и сегодня остается директором, несмотря на свой солидный возраст, а сама школа входит в десятку лучших школ Москвы.
Одно из самых важных для меня воспоминаний, оставшихся на всю жизнь, связано с учителем литературы Феликсом Александровичем Раскольниковым. В девятом классе он прочитал нам на первом уроке кусок из романа «Накануне» Тургенева, объяснение в любви, и спросил, нравится ли нам это.
Мы все уже были достаточно лицемерны и стали нараспев рассказывать, как нам понравился прочитанный учителем отрывок. Когда очередь дошла до меня, я сказал, что хоть никогда и не объяснялся в любви, но, по-моему, это делается не так, поэтому отрывок мне не нравится.
Учитель именно этого и ждал. Помню, как меня поразило то, что я осмелился сказать такое, а учитель меня понял и поддержал. Это был знак, что в этой школе все будет иначе, чем везде: честнее, достойнее, лучше. Именно так и выстраивались наши отношения с учителями и друг с другом на протяжении всех тех лет, что мы там учились».
 
Виктор Садовничий, ректор МГУ им. М.В. Ломоносова, вспоминает, как пошел в первый класс в 1946 году: «Это была маленькая школа в селе Краснопавловка Харьковской области. Для нас, школьников, главным желанием тогда было кем-то стать, выучиться и, что называется, попасть в люди. Это не преувеличение – страна в эти годы была в послевоенной разрухе, мы очень рано повзрослели и поняли, что все в этой жизни будет зависеть только от нас.
Я был непослушным учеником, поэтому учителя меня не очень-то жаловали. Так продолжалось, пока к нам в седьмом классе не пришел новый классный руководитель Иван Лукич Ленау. Он быстро разобрался в ситуации и понял, что со мной лучше не воевать, а сделать лидером. И он стал всячески меня поддерживать, назначал бригадиром, когда мы работали на колхозных полях. Думаю, это и определило мою судьбу. Я стал первым – и в учебе, и в общественных делах. Иван Лукич был моим отцом в школе, благодаря ему я стал тем, кем стал.
А в профессиональном плане самую большую роль в моей жизни сыграл учитель математики Николай Гаврилович Лилитко. Он приехал к нам сразу после пединститута неопытным мальчиком, а спустя годы стал одним из лучших учителей в стране. У нас был математический кружок, куда входили только он и я. Мы оставались в школе после уроков и решали задачи, которые были в программе мехмата МГУ. Я, может быть, скажу удивительную вещь, но уровень той сельской школы был несравнимо выше сегодняшних. Там был большой элемент тьюторства, почти индивидуальный подход. В современной общеобразовательной школе это почти невозможно».
 
Владимир Войнович, писатель, учился во время войны, с перерывами, и очень мало – некоторые классы вообще пропустил. Сменил несколько школ: сельскую, обычную городскую и вечернюю. Последнюю заканчивал, уже будучи взрослым человеком, и навсегда запомнил замечательную учительницу литературы Татьяну Фомину. Он считает, что школа во все времена и при любом строе остается школой, там трудно, часто неприятно, но она учит главному – жизни. И каким бы ни был этот опыт, к нему нужно относиться с благодарностью.
 
По информации gazeta.ru
Фотоиллюстрация из архива отдела информации ОблЦИТ
 
Подготовила Ирина Воронцова, отдел информации ОблЦИТ

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.


Вход