Интегра. Комплексное оснащение школ

Новости
Цифровые образовательные ресурсы

Земля для учителей

«Не мстите детям за ваше прошлое»

14.11.2013
11-12 ноября в НГПУ прошли Шестые Всероссийские педагогические чтения с международным участием по гуманной педагогике «Учитель». Центральной частью пленарного заседания стало выступление Шалвы Амонашвили. Педагог, посвятивший гуманной педагогике не одно десятилетие, поделился с присутствующими простыми истинами.
Всероссийские педагогические чтения по гуманной педагогике проводятся в Сибирском регионе с 2006 года. Программный документ Международного движения гуманной педагогики – «Манифест гуманной педагогики» был официально принят 17 июля 2011 года в Бушети (Грузия) приверженцами гуманной педагогики из России, Грузии, Украины и стран Балтии и в настоящее время продолжает осмысляться, обогащаться опытом учительского и родительского сообщества.
Вот небольшой отрывок из выступления педагога, психолога, почетного президента Международного центра гуманной педагогики, академика РАО Шалвы Амонашвили. Он вспоминал, какое влияние на его жизнь и дальнейшую учительскую судьбу оказали мама, бабушка, отец и, конечно, школьные учителя. 
 
«В детстве наши корни. Если в памяти хранятся лучшие образы, лучшие воспоминания, они всегда будут воспитывать человека, как только мы вернемся к ним.
…Была у меня учительница. Она входит в класс, это седьмой класс, впервые, знакомится с нами и говорит: «Сейчас я вам буду стихи читать. Вы любите стихи?». Мы говорим, что любим, хотя стихи учили, чтобы зазубрить и отметку получить. Она взяла сборник и говорит: «Я эти стихи буду читать сейчас для тебя, Гоги». Гоги – главный шалун, он ошарашен. Она читает с большим вдохновением, эмоциями, артистизмом. Мы очарованы этим чтением, а Гоги так удивлен, что эти стихи посвящаются ему. Она прочла, а потом говорит: «Это тебе, Ика». Он тоже удивлен, а откуда она вообще знает наши имена, она впервые в классе! А я думаю: «Почему она мне не читает стихи? Я – двоечник, наверное, не прочтет». И тут слышу: «А это тебе, Шалико». Впервые я услышал такое ласковое обращение. Так ко мне обращались только близкие люди, а учителя никогда. И она прочла мне стихи. В тот день проснулась во мне моя личность. 
После урока она меня подозвала к себе и долго смотрела в глаза. Я был смущен, никогда на меня так учитель не смотрел, а потом она как будто для себя проговорила: «Не знаю, у тебя какой-то поэтический взгляд, ты, наверное, стихи пишешь». Я говорю: «Нет». «Не знаю, но глаза у тебя такие». 
Пройдут десятилетия, я буду это осмысливать, и во мне родится метод «дорисовывать ребенка». Дорисуйте ребенка. Нет у него какого-то таланта, а вы накладывайте краски, как будто у него этот талант есть. Он злой, а вы наложите краску, что он очень добрый, он тугодум, а вы скажите, что у него ум самый блестящий. Сказано: утверждающий – богат, отрицающий – беден. Она наложила на меня краску, что у меня талант поэта, а я иду домой и стихи начинаю писать. Стихи не получаются, но я осмеливаюсь дарить ей то, что получается. Она принимала это, радовалась. Дорисовать без веры в ребенка, без любви, без сострадания и сочувствия нельзя. Тот, кто воспользуется этим методом, не только ребенка будет воспитывать, будет себя воспитывать. 
Еще один метод от моей учительницы. Я получил первые пятерки. Я был счастлив, летел домой, чтобы маме об этом рассказать, впервые начал посещать публичную библиотеку. Я читал и читал, чтобы завтра прийти со своим сочинением в целую тетрадь – учительницу надо порадовать.
И вот однажды мы пишем сочинение, я вдохновился, хочу еще раз ее удивить, и не понял, как она неожиданно подошла ко мне (она вообще не ходила по классу, не проверяла, кто пишет, кто не пишет…). И вдруг слышу, она шепчет мне прямо в ухо: «Мальчик, мои пятерки краснеют рядом с двойками». 
Чтобы эти пятерки не краснели, я начал зубрить все остальные предметы. Прошел месяц-два, и мне стали ставить тройки, потом еще месяцы – и тройки приобрели облик четверок, а потом и пятерок, и я даже золотую медаль получил.
В образовательном процессе есть моменты истины: если учитель сердцем почувствует этот момент или сможет своим искусством сделать так, чтобы этот момент созрел, и воспользуется им, все можно сделать с ребенком, судьбу можно перевернуть. 
Необходима духовная общность, как сказал Сухомлинский. Она была у меня с учительницей. Я слушал ее с полуслова. 
Вот что я вынес из своей школьной жизни. Я всегда советую своим коллегам: если вы хотите найти хоть один золотой ключик гуманной педагогики, вспомните свои школьные годы и те неудобства, те переживания, которые доставляли вам ваши учителя, и эти же самые переживания и неудобства не доставляйте своим ученикам. Если вас смущал крик учителей, не делайте сами этого; если двойки вас смущали, сами не делайте этого; если вы чувствовали себя изгоем, когда вызывали ваших родителей, не делайте этого, не мстите вашим детям за ваше прошлое.
Каждый ребенок – страница педагогики, только надо уметь ее читать. Вспоминаю: раздал тетрадки после контрольной по математике. И Леночка начала плакать: «Все красное, не люблю математику». Конечно, я подчеркивал ошибки, это как будто показывало: «Я тебе сто раз объяснял, опять ошибка!». А она мне говорит своими слезами: «Учитель, зачем тебе красные чернила? Мои ошибки искать? Покажи мои успехи». С тех пор я и мои коллеги заменили красный цвет на зеленый. Подчеркивайте успехи, и радость вызовет мотивацию, желание, ребенок вас полюбит и потом еще быстрее продвинется. А ошибки надо считать нашими ошибками. Это последствия нашей прямолинейной педагогики. Каждому нужен отдельный урок. Нет лучше учителей, чем дети».
 
По информации сайта НИОС
Фотоиллюстрация из архива отдела информации ОблЦИТ
 
Подготовила Ирина Воронцова, отдел информации ОблЦИТ  
 
Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.


Вход