Интегра. Комплексное оснащение школ

Новости
Как начать свой бизнес?

Земля для учителей

Новая модель ЕГЭ по литературе. Баллы и кризис цивилизации

16.06.2016

14 июня в Федеральном институте педагогических измерений состоялось расширенное заседание научно-методического совета по литературе, на котором обсуждалась новая модель ЕГЭ по литературе. По итогам заседания решено модель доработать и представить на широкое обсуждение в августе. Председатель Гильдии словесников Сергей Волков обращает внимание педагогов на некоторые особенности модели.

Обсуждение будет идти весь учебный год, то есть выпускники 2017 года будут сдавать ЕГЭ по литературе в том же варианте, что и сейчас. А вот закончившим в этом году 9 класс стоит присмотреться к новой модели пристальнее – вполне возможно, что именно она будет поджидать из на экзамене в 2018 году.
По словам разработчиков (их позицию представлял руководитель Федеральной комиссии Сергей Зинин, автор нынешнего варианта ЕГЭ), изменения ни в коей мере не революционны. Новая модель более чем преемственна по отношению к старой.

Какие же изменения предлагаются?

1. Исключены задания с кратким ответом. Как пояснили разработчики, никакой сложности для нынешних школьников эти задания не представляют, все теперь хорошо ориентируются в терминах, поэтому свой различающий смысл задания потеряли.

2. Увеличено число задания по выбору ученика. Теперь он сможет выбирать не только тему «большого сочинения» (кстати, их вместо трех будет четыре), но и один из вариантов первого и третьего задания. Например, получив стихотворение Окуджавы «Часовые любви на Смоленской стоят…», он может решить, на какой вопрос ему отвечать интереснее: «Каково отношение лирического героя стихотворения к «великой вечной армии» влюбленных?» или «Какую роль в стихотворении играет анафора?»

3. Упрощены сопоставительные задания. Если сейчас в одном из заданий ЕГЭ предложенный текст нужно сопоставить с двумя текстами (и тем самым показать свой читательский и филологический кругозор), то теперь предлагается вспомнить только один текст для сопоставления.

4. Увеличен объем сочинения в пятом задании – с 200 до 250 слов. В целом же ученик должен написать 4 мини-работы по 50 слов и сочинение в 250 слов, то есть как минимум 450 слов.

5. Уточнены критерии проверки. Как раз по новым критериям у экспертов и возникло больше всего вопросов.

6. Усовершенствованы инструкции для сдающих экзамен.


Новая модель была апробирована в 60 школах разных регионов, пробный экзамен сдало 1000 человек (причем среди них были и те, кто не планирует сдавать ЕГЭ по литературе), проведено анкетирование учителей. Судя по результатам, представленным на заседании, большинство эту модель одобряет.

Какие вопросы наиболее часто возникают у тех, кто знакомится с новой моделью?

1. Вопрос нехватки времени. 30 процентов сдававших пробный экзамен не уложились в отведенный срок. Это достаточно большая цифра, чтобы задуматься о соотношении времени и объема заданий.

2. Несбалансированность критериев. Например, в части заданий критерии фактологической точности и логичности изложения перевешивают критерии содержательные, направленные на выявление понимания. Но так ли важно помнить точное имя героя или какую-то художественную деталь?

3. Один из критериев требует от сдающего экзамен не искажать «авторскую позицию (замысел)». Но, во-первых, замысел и позиция – далеко не синонимы, во-вторых, по поводу авторской позиции практически в любом произведении идут бесконечные научные споры – а какую тогда точку зрения должен выражать ученик? И известна ли вообще кому-то доподлинно «авторская позиция» (а тем более, замысел)?

4. Нечеткие и расплывчатые формулировки вопросов. Например, прочтя фрагмент «Ревизора», ученик должен ответить на вопрос «Что в приведенном фрагменте указывает на реальное положение дел в городе?» Этот вопрос «что» – неясен. Достаточно ли будет написать в ответе на него – «слова такие-то и такие-то» – и перечислить эти слова?

5. Опасения вызывает и мигрирование экзаменационных тем к декабрьскому сочинению. Чем принципиально отличается от тем декабрьских такие, например, формулировки из демоверсии ЕГЭ «Кто из персонажей романа Толстого «Война и мир» вам наиболее интересен и почему?» или «Страницы истории в русской литературе»? Необходимо ли дублировать в ЕГЭ (профильном экзамене) декабрьское сочинение (метапредметный экзамен для всех)? Разница критериев проверки не делает тут погоды.

Представитель МГУ даже призвал ввести в ЕГЭ специальные задания повышенной сложности по выбору для будущих филологов, которые могут не выполнять, скажем, будущие дизайнеры или актеры – чтобы первых нагрузить, а ко вторым не приставать с ненужным.


На заседании было высказано даже опасение, что планка экзамена снижается и что сдать его можно, не прочитав школьную программу (или познакомившись с ней по кратким пересказам). Разработчики не согласились в этим, хотя тот же С. Зинин рассказал историю о какой-то стобалльнице, которая, выступая перед идущими на апробацию ребятами, призналась, что готовилась по кратким пересказам…

На это присутствовавший на заседании писатель Михаил Веллер заметил, что книжки не читают даже литературные критики – причем те книжки, на которые они пишут рецензии. Так что «что школьники прочтут, то и слава Богу». Также он признался в том, что ему всегда с трудом давался анализ лирики и если бы его сейчас попросили проанализировать «Часовых любви», то он встал бы в тупик. «Я могу передать впечатление, поделиться чувством, могу это стихотворение прочесть вслух. Но анализировать… Это все равно что принуждать искать аналитические слова про музыку».

Выступление (да и само приглашение на встречу) Веллера было довольно неожиданным для такого собрания – может быть, именно поэтому речь его была встречена молчанием и не вызвала ни одного вопроса. Экспертов больше интересовала конкретика демоверсии, чем рассуждения о кризисе цивилизации и гуманитарного образования. Что отчасти жаль, ибо важные слова о необходимости «живого дела» как-то забываются, когда мы попадаем в логику ЕГЭ. Там все больше клеточки бланков, баллы критериев, рамки металлоискателей, ожидание апелляций…

Как бы то ни было, сама открытость обсуждения не может не радовать. За это спасибо и разработчикам, и ФИПИ в целом. Решиться на такое обсуждение непросто – ведь негативная реакция на все новое предсказуема, и не всегда она бывает конструктивной. Радует и непоспешность движения – все-таки на осмысление предложенного есть целый год. Важно теперь поучаствовать в интернет-обсуждении, которое, напомним, начнется в августе.


Информация сайта Гильдии словесников
Иллюстрация из архива НООС

Подготовила Вера Владимирова

Это нравится:0Да/0Нет
Полезные новости
Образовательные организации завершают подготовку к новому учебному году

В Новосибирской области в 2018-2019 учебном году будет функционировать 1799 образовательных организаций, из них 988 – общеобразовательные. В настоящее время все они проверяются межведомственными комиссиями. Сегодня ход подготовки к приему учеников представителям СМИ продемонстрировали на примере Кудряшовской школы №25 Новосибирского района.

Конкурсное эссе по технологии случайного выбора

Продолжается установочный материал для победителей региональных этапов конкурса «Учитель года России». Вчера учителя писали эссе на тему высказывания французского писателя Эрнеста Легуве: «Цель воспитания – научить наших детей обходиться без нас». Впервые тему эссе определяли в присутствии конкурсантов по специальной технологии «случайного выбора».

Познавательная активность переходит в познавательную потребность

В июне в Карасуке провели открытое родительское собрание для родителей детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста, в том числе обучающихся в школах с низкими образовательными результатами. Темой собрания стало «Взаимодействие специалистов ПМПК и родителей по вопросам успешной адаптации ребенка в условиях обучения».


Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.


Вход