Интегра. Комплексное оснащение школ

ФОРУМ
Страницы: 1 2 След.
Песни военных лет, Все, кому дороги песни военных лет. Всем, кто отстоял МИР на земле посвящается...
 

Уважаемые коллеги!

Давайте вспомним песни, с которыми наш великий народ одержал победу в страшной и беспощадной битве - Великой Отечественной Войне.

Пишите тексты песен, историю песни (авторы, первые исполнители,воспоминания ветеранов), тексты с аккордами, ссылки на страницы, где можно скачать песню.

Жду Ваших сообщений.

 

4 Мая с участниками школьного пресс-центра я побывала в гостях у Кирьянова Георгия Васильевича, ветерана Великой Отечественной Войны.

Георгий Васильевич послевоенную жизнь посвятил образованию, много лет проработал директором Селиклинской восьмилетней школы Венгеровского района, был учителем физики. И мне посчастливилось учиться у этого Великого Человека.

6 Мая 2010 года Георгий Васильевич отметил своё 90-летие, он по прежнему в строю. Так держать, дорогой мой человек!

 

К стыду своему мало что знаю о родственниках, погибших и пропавших без вести на полях той страшной и такой  далёкой теперь войны. Может потому, что не сохранили предыдущие поколения писем и фотографий, а может и получить не успели ничего. Мой прадед, Мухаметчин Абакир, погиб под Ленинградом. А вот папин двоюродный дядя прошёл всю войну и вернулся домой. Помню, в детстве приходила к ним в гости со своей бабушкой и дед Капас пел свою любимую песню: "В кармане маленьком моём есть карточка твоя". Не знаю почему, сегодня вдруг вспомнила об этом.

Моя любимая
слова Е. Долматовского, музыка М. Блантера

 

 Я уходил тогда в поход
В суровые края.
Рукой взмахнула у ворот
Моя любимая.

Второй стрелковый храбрый взвод
Теперь моя семья.
Привет-поклон тебе он шлет,
Моя любимая.

Чтоб все мечты мои сбылись
В походах и боях,
Издалека мне улыбнись,
Моя любимая.

В кармане маленьком моем
Есть карточка твоя.
Так, значит, мы всегда вдвоем,
Моя любимая.

Текст первого куплета песни «Моя любимая»
с буквенно-цифровыми обозначениями аккордов
в тональности Ля минор (Am)
(для смены тональности аккордов перейдите по ссылке на панели слева)

Am E7  
Я уходил тогда в поход
  C G7 C  
В суровые края.
  A7 Dm  
Рукой взмахнула у ворот
  Am E7 Am  
Моя лю-бима-я.
  A7 Dm  
Рукой взмахнула у ворот
  Am E7 Am  
Моя лю-бима-я.

tverlife.ru/news/9517.html

yoshkar-digest.ru/article.php



 

 


Песня «Случайный вальс» была создана в 1943 году композитором Марком Фрадкиным и поэтом Евгением Долматовским по личному распоряжению командующего Сталинградским фронтом, Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского. Эта композиция должна была выполнить настоящую боевую задачу: готовилось наступление на врага в Курском сражении, а немцев надо было убедить в том, что серьезных военных действий не готовится. Интересно, что в первоначальном варианте песни были такие слова:


Ночь коротка,
Спят облака,
И лежит у меня на погоне
Незнакомая ваша рука.


Говорят, когда И. В. Сталин прослушал песню, он возмутился: как же хрупкая девушка может достать до плеча высокого сильного советского офицера?! Не понравилось Иосифу Виссарионовичу и название «Офицерский вальс»: «офицер должен не танцевать, а воевать». Вот таким образом песня стала называться «Случайный вальс», а «погоны» превратились в «ладони».

Случайный вальс
Слова: Е. Долматовский
Музыка: М. Фрадкин
Исполняет: Л.Утесов (1943г.)

Ночь коротка,
Спят облака,
И лежит у меня на ладони
Незнакомая ваша рука.
После тревог
Спит городок
Я услышал мелодию вальса
И сюда заглянул на часок.

Хоть я с вами совсем не знаком,
И далеко отсюда мой дом,
Я как будто бы снова
Возле дома родного.
В этом зале пустом
Мы танцуем вдвоем,
Так скажите хоть слово,
Сам не знаю о чем

Будем кружить,
Петь и дружить,
Я совсем танцевать разучился
И прошу вас меня извинить
Утро зовет
Снова в поход
Покидая ваш маленький город,
Я пройду мимо ваших ворот

Хоть я с вами совсем не знаком,
И далеко отсюда мой дом,
Я как будто бы снова
Возле дома родного.
В этом зале пустом
Мы танцуем вдвоем,
Так скажите хоть слово,
Сам не знаю о чем

www.a-pesni.golosa.info/ww2/oficial/slutchajnvals.htm

 

Низкий Вам поклон, Инна Игоревна! Хорошая работа. Желаю Вам дальнейших творческих успехов!

 

Мурашки по коже от этой песни...

 

Левитан. Заявление о начале войны

 

Флэш-видео

 

Песня Булата Окуджавы (или Окуджава?)  

 

Сайт содержит много интересной и полезной информации к 9 мая http://www.9maya.ru/  

 

http://pesni.mgpu.ru/  - на этом сайте  размещены материалы о песнях военного времени, истории их создания, исполнителях. Думаю, каждый кто выйдет на этот сайт, сможет воспользоваться тем материалом, который ему нужен. Абсолютно нет  никакого смысла его перепечатывать или копировать, чтобы разместить на портале.

 

Рисунки и семейный фотоальбом учащихся на конкурс

samoliet_0.png (125.39 КБ)
snimok1_0.png (291.66 КБ)
korabl_0.png (234.7 КБ)
 

9may.3dn.ru/publ/4-1-0-4

 

...

 

...

66559
 

Дымилась роща  под горою,
И вместе с ней горел закат...
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте -
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда...
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.
Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те -
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Над нами "мессеры" кружили,
И было видно, словно днем...
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.
И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте -
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята,
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.
Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте -
У незнакомого поселка,
  На безымянной высоте.

           Эта песня посвящена 18 смельчакам, добровольцам из добровольцев, закалённым в боях, принявшим бой на себя, на Безымянной высоте 224,1 в 1943 году, что находится в 30 км южнее Варшавского шоссе у деревни Рубежанка Калужской области. Вот их имена: Артамонов Александр Алексеевич, Белоконов Емельян Иванович, Власов Константин Николаевич, Воробьёв Гавриил Андреевич, Даниленко Николай Фёдорович, Денисов Даниил Алексеевич, Закомолдин Роман Емельянович, Касабиев Татари Налыкович, Кигель Борис Давыдович, Куликов Иван Иванович, Лапин Герасим Ильич, Липовецер Элюш Яковлевич, Панин Пётр Андреевич, Романов Пётр Андреевич, Шляхов Дмитрий Агеевич, Ярута Дмитрий Ильич.  Все, кроме командира Евгения Ивановича Порошина, наши земляки. В живых остались Герасим Ильич Лапин и Константин Николаевич Власов.
           Легендарному подвигу новосибирских воинов посвятил стихотворение "На Безымянной высоте " поэт Михаил Матусовский. Положенное на музыку Вениамином Баснером, оно прозвучало в фильме "Тишина", как   песня - воспоминание о погибших, о фронтовой дружбе, песня - памятник тем, кто не дошёл до Берлина. Скачать эту песню в исполнении Юрия Богатикова можно на сайте http://sovetsv.narod.ru/musik/    

 

Бьётся в тесной печурке огонь, на поленьях смола как слеза

и поёт мне в землянке огонь про улыбку твою и глаза.

про тебя мне шептали кусты в белоснежных полях под Москвой.

я хочу, чтобы слышала ты, как тоскует мой голос живой.

ты сейчас далеко-далеко. между нами снега и снега.

до тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага.

пой, гармоника, вьюге назло, заплутавшее счастье зови.

мне в холодной землянке тепло от твоей негасимой любви.

 

Как-то летом на рассвете
Заглянул в соседний сад,
Там смуглянка-молдаванка
Собирает виноград.
Я краснею, я бледнею,
Захотелось вдруг сказать:
"Станем над рекою
Зорьки летние встречать".

Припев:
Раскудрявый клен зеленый, лист резной,
Я влюбленный и смущенный пред тобой,
Клен зеленый, да клен кудрявый,
Да раскудрявый, резной!

А смуглянка-молдаванка
Отвечала парню в лад:
"Партизанский молдаванский
Собираем мы отряд.
Нынче рано партизаны
Дом покинули родной,—
Ждет тебя дорога
К партизанам в лес густой".

Припев:
Раскудрявый клен зеленый, лист резной,
Здесь у клена мы расстанемся с тобой!
Клен зеленый, да клен кудрявый,
Да раскудрявый, резной!

И смуглянка-молдаванка
По тропинке в лес ушла.
В том обиду я увидел,
Что с собой не позвала.
О смуглянке-молдаванке
Часто думал по ночам...
Вдруг свою смуглянку
Я в отряде повстречал!

Припев:
Раскудрявый клен зеленый, лист резной,
Здравствуй, парень, мой хороший, мой
Клен зеленый, да клен кудрявый,
Да раскудрявый. резной!
 

 

        Песня "На Безымянной Высоте", написанная на слова поэта Михаила Матусовского, известна всем. Но о том , что есть другая песня об этой высоте, у нас в Сибири, мало кто знает, потому что появилась она и исполняется пока только в Куйбышевском районе Калужской области. Автор её текста - Дмитрий Лаврентьевич   Капризенков.                                                                                                                                          На Безымянной шепчутся сады, скорбят на ней солдаты из гранита.

Здесь не видны военные следы, но высота вовеки не забыта.

Припев: Сроднилась Бетлица с Новосибирском, земля калужская с землёю сибиряков.

В названьях  улиц, песнях, обелисках  живут герои в памяти веков.

На Безымянной шепчутся сады, над нею небо мирное лучисто,

Нет, не исчезнут в памяти следы подвига героев - коммунистов.

На Безымянной шепчутся сады, и роща под горою не дымится.

Сюда ведут всё новые следы, сюда приходят мужеству учиться.                                                                                                                    

 

В память о подвиге наших земляков в Куйбышевском районе Калужской области 16 октября 1966 года на Безымянной высоте вырос 8 -метровый памятник. На его открытие приехали оставшиеся в живых Власов и Лапин, однополчане, собравшиеся со всех концов страны, родные погибших. Под звуки гимна Константин Николаевич и Герасим Ильич разрезали ленту, и бледно - розовое покрывало начало спускаться. На фоне голубого неба взорам присутствующих открылась установленная на постаменте скульптурная группа двух воинов. Один из них, встав на колено, скорбит, второй стоит со знаменем; левая рука вскинута вверх, словно призывает товварищей идти вперёд на врага.   Приглашённый на открытие памятника Михаил Матусовский дополнил текст песни о Безымянной высоте строками:

На склонах обагрённой Волги, на берегах Москвы - реки

В своих дублёных полушубках стояли вы, сибиряки...

Да будет не забыт ваш ваш подвиг! Как не забыты будут те -

У незнакомого посёлка на Безымянной высоте.

В 1980 году рядом с памятником на Безымянной высоте открыли мемориал, созданный по проекту скульпторов Щербаковых.Рядом с памятником - землянка в "три наката и сосна, сгоревшая над ней".Дополняет мемориал - курган Славы. Выложенная гранитом круговая дорожка ведёт по кургану от одного огромного поросшего мхом валуна к другому. Валунов столько же, сколько погибших героев - 16. Они здесь же, в районе высоты, и являются немыми свидетелями ожесточённого и неравного боя. На них нет никаких надписей, это просто символы благодарной памяти. В землянке - полумрак. В ней всё "по - фронтовому": устланные молодыми еловыми ветками нары, небольшой столик, на стенах шинели, макеты оружия, а на нарах лежат каски, вещевые мешки с нехитрым солдатским скарбом. Под потолком - керосиновые лампы того времени.На правой от входа стене светильниками, сделанными из гильз, высвечиваются отлитые из бронзы слова:

Мы не забудем, не забудем атаки яростные те -у незнакомого посёлка на Безымянной высоте.

В сентябре 1883 года, когда  отмечалось 40 -летие подвига на Безымянной высоте, перед тысячами собравшимися поэт Матусовский прочитал свои новые стихи:

Здесь словно чудом сохранилась с далёких незабвенных дней -

Землянка наша в три наката, сосна, сгоревшая над ней,

И лес осенний, и высотка - всё так, как было в том году

Мне кажется, что здесь живыми я всех порошинцев найду.

Ошибся, видно, писарь ротный, бумажку выписав свою.

Они и нынче с нами вместе, и нынче числятся в строю.

Они стоят в своей бессмертной в своей нетленной красоте -

У незнакомого посёлка на Безымянной высоте.

 

Уважаемые участники!
Будьте внимательны, не публикуйте только тексты песен и не повторяйтесь, пожалуйста!

 

"День победы"

День Победы, как он был от нас далек
Как в костре потухшем таял уголек
Были версты, обгорелые в пыли
Этот день мы приближали как могли
Этот День Победы, порохом пропах
Этот праздник с сединою на висках
Эта радость со слезами на глазах
День Победы День Победы
День Победы
Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей
Дни и ночи битву трудную вели
Этот день мы приближали как могли
Этот День Победы порохом пропах
Этот праздник с сединою на висках
Эта радость со слезами на глазах
День Победы День Победы
День Победы
Здравствуй, мама, возвратились мы не все
Босиком бы пробежаться по росе
Пол-Европы, прошагали полЗемли
Этот день мы приближали как могли
Этот День Победы порохом пропах
Этот праздник с сединою на висках
Эта радость со слезами на глазах
День Победы День Победы
День Победы
Этот День Победы порохом пропах
Этот праздник с сединою на висках
Эта радость со слезами на глазах
День Победы День Победы
День Победы День Победы!

 
 

Катюша




Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег катюша,
На высокий берег на крутой.

Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла,
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальний пограничный
От катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую,
Пусть услышит, как она поет,
Пусть он землю бережет родную,
А любовь катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег катюша,
На высокий берег на крутой.
 

 

Дорогие коллеги! Сердечно поздравляю вас с наступающим светлым праздником - 65 -летием  Победы!!! Желаю вам мирного неба, свежего хлеба, чистой воды и, чтобы в жизни каждого из вас, никогда не было горя и  беды.

 

Весна сорок пятого года…
Как ждал тебя синий Дунай!
Народам Европы свободу
Принёс жаркий солнечный май!
На площади Вены спасённой
Собрался народ стар и млад.
На старой, израненной в битвах гармони
Вальс русский играл наш солдат.
Помнит Вена,
Помнят Апьпы и Дунай
Тот цветущий и поющий
Яркий май.
Вихри венцев в русском вальсе,
Сквозь года
Помнит сердце,
Не забудет никогда!
Легко, вдохновенно и смело
Солдатский вальс этот звучал,
И Вена кружилась и пела,
Как будто сам Штраус играл.
А парень с улыбкой счастливой
Гармонь свою к сердцу прижал,
Как будто он волжские
Видел разливы,
Как будто Россию обнял.
Помнит Вена,
Помнят Апьпы и Дунай
Тот цветущий и поющий
Яркий май.
Вихри венцев в русском вальсе,
Сквозь года
Помнит сердце,
Не забудет никогда!
Над Веной седой и прекрасной
Плыл вальс, полон грёз и огня.
Звучал он то нежно, то страстно,
И всех опьяняла весна.
Весна сорок пятого года…
Так долго Дунай тебя ждал!
Вальс русский на площади
Вены свободной
Солдат на гармони играл.
Помнит Вена,
Помнят Апьпы и Дунай
Тот цветущий и поющий
Яркий май.
Вихри венцев в русском вальсе,
Сквозь года
Помнит сердце,
Не забудет никогда!
Помнит Вена,
Помнят Апьпы и Дунай
Тот цветущий и поющий
Яркий май.
Вихри венцев в русском вальсе,
Сквозь года
Помнит сердце,
Не забудет никогда!

 

Песня - В землянке




Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза.
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под москвой,
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко,
Между нами снега и снега...
До тебя мне дойти не легко,
А до смерти — четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови!
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.


 

 

Вся страна готовится к празднованию 65-летия Победы. О той незабываемой беде написано много книг, поставлено большое количество фильмов. Но самыми яркими и правдивыми в моей памяти на всю жизнь останутся рассказы о войне моей прабабушки. Это мама моей бабушки по маминой линии, Доманова Мария Ивановна, сейчас ей 83 года и она живет и радуется своими внуками и правнуками.

Когда началась Великая Отечественная война, ей было 14 лет, и она всё хорошо помнит. В семье их было четверо: три сестры и младший брат. Воспитывал их отец, Шляхов Иван Титович, один, так как мама умерла ещё до войны. Отец был председателем колхоза, он старался им заменить мать. Поэтому дети уже с маленького возраста умели готовить, шить, стирать и хлопотать по хозяйству. Всё в этой семье было и хлеб, и вода, и одежда. Но вот пришёл тот страшный день.

Война.… Как гром среди ясного неба прозвучали эти слова из репродуктора. Эта беда ворвалась в каждый дом непрошенной гостьей. Вот она «зашла» и в дом Шляховых. Отец не мог бросить своих детей на произвол судьбы и уйти на войну, поэтому он остался с ними дома. Он и старшие дети, их было две сестры, в том числе прабабушка Маруся, взвалили на себя воспитание младших. Они впрягались в плуги, чтобы пахать землю, таскали огромные тяжести, косили и стоговали сено. Труднее перечислить то, чего они не делали. Работать нужно было от темна до темна. Прабабушка рассказывала, что даже ноги примерзали к сапогам. Все это выполняли ради куска хлеба, который ценили на вес золота. Она награждена медалью за доблестный труд во время войны.

В моей памяти отложился один жуткий момент, когда хотели повесить всю их семью. Уже были написаны списки к повешению. Всю ночь прабабушка с сестрой на коленях простояли у образа и молились за жизнь своих братье и сестер. Но вот свершилось чудо, именно в эту ночь в деревню пришли разведчики и спасли всю семью. Когда я это слушал, у меня стоял комок в горле и слезы подкатывались. Какое же страшное время переживали дети войны.

Сегодня дети войны – это особое поколение россиян. Сегодня они – последние свидетели тех трагических дней. Последние свидетели Великой Отечественной войны. За ними больше никого! Сейчас – это уже пожилые люди. Но свое военное детство они не забудут никогда…

Также бабушка рассказывала мне про маму моего дедушки, Ладыгину Марфу Антоновну, к сожалению её сейчас уже нет в живых. Во время войны ей было 23 года. Она вместе с подругой, Ладыгиной Матреной Трофимовной, работали санитарками в госпитале. Сколько было перестирано окровавленных бинтов и простыней. С утра до вечера они трудились, не покладая рук, а в свободное время помогали медсестрам ухаживать за больными. В их мыслях было одно: когда же всё это закончится, и они верили в победу, верили в лучшие времена, которые рано или поздно придут пусть не в их жизни, так жизни детей.

Все люди в то время жили верой, верой в победу. Война коснулась всех – от мала до велика. Сейчас прабабушка уже старенькая, но и теперь не сидит без дела, постоянно занимается посильным трудом. Она, пережившая войну в юном возрасте, знает цену куска хлеба. Я горжусь ею и очень-очень её люблю. После её рассказа я понял, что главная мечта всех людей, живших на нашей планете одна: «Только б не было войны. Мир во всем Мире!»

 

М.А. Гареев
генерал армии
.
Нападение гитлеровского альянса на СССР разрушило наивную веру советских людей в их защищенность от внешнего нападения. Понадобились великие военные и послевоенные усилия и жертвы, чтобы практически исключить самую возможность агрессии извне. Сегодня, когда натовский альянс напал на Югославию, мы по-настоящему осознали - обороноспособность нашей страны снизилась до опасной черты, а возможно и пересекла её...
И первая, и последняя линии обороны проходят через умы граждан. В военном отношении Франция была не слабее Германии, но её дух был сломлен до того, как немецкие танки принесли "новый порядок" в Париж. История помнит, как это происходило...
Статья генерала Гареева была опубликована шесть лет назад. Что изменилось с тех пор в освещении истории Великой Отечественной войны средствами массовой информации? Профессиональными историками? Школьными учителями? Нами - родителями?
VIVOS VOCO!
.
.
О КРИТЕРИЯХ ОБЪЕКТИВНОСТИ В ТРУДАХ ВОЕННЫХ ИСТОРИКОВ
Новейшая историография свидетельствует о том, что правдивость и объективность истории больше всего страдает из-за подчинения ее конъюнктурным интересам той или иной политики и идеологии. Под предлогом партийности, особенно в сталинско-брежневские времена, общественные науки, и в первую очередь история, были подчинены господствовавшей политике и идеологии, толкование исторических событий, в том числе и в области военной истории, подгонялось под определенные политические и идеологические установки.
Ради справедливости заметим, что далеко не всегда отличалась объективностью и немарксистская историческая наука в странах Западной Европы и США. Она зачастую не демонстрировала свою идеологическую ориентацию, но правдивость ее нередко была относительной. Иногда истинные политические мотивы и не скрывались

 

Более полувека прошло со дня окончания Великой Отечественной войны, но до сих пор события 1941-1945 гг. привлекают к себе внимание историков, ветеранов, любителей военной истории. Особенно это относится к тем страницам войны, которые в советское время были отнесены к “закрытым” и не получили достаточно полного и объективного освещения в исторической и мемуарной литературе. Целый ряд событий Великой Отечественной войны был закрыт для изучения и правдивой оценки по идеологическим соображениям негласной установкой сверху. Руководство Коммунистической партии определяло как писать историю войны, как оценивать её отдельные эпизоды. Опыт войны делился на положительный, полезный для воспитания молодежи, и отрицательный, вредный и непригодный для этой цели. Последнее относилось и к истории военных действий в 1942 - начале 1943 гг. на центральном участке советско-германского фронта, в районе ржевско-вяземского выступа. Происходившие здесь события не относились к победным страницам нашей истории, считались “неудобными” и поэтому многие десятилетия практически замалчивались.
В то же время в годы войны центральное направление было одним из главных стратегических направлений действий воюющих сторон, к этому участку фронта в течение длительного времени было приковано внимание командования и Красной Армии, и вермахта, больше года в советских и иностранных газетах печатались сводки о военных действиях у Ржева, Сычевки, Вязьмы. Советское руководство во время войны ставило боевые действия в районе Ржева в один ряд с боями под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Севастополем, Одессой, с боями за Кавказ. Единственный выезд на фронт Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в 1943 г. был именно на территорию бывшего немецкого ржевско-вяземского плацдарма - в район Юхнова и под Ржев. Но как только опасный плацдарм немецких войск вблизи столицы был ликвидирован, о длительных и жесточайших боях на этом участке фронта “забыли”. Неудачные действия наших войск на этом участке фронта, неосуществленные замыслы известнейших советских полководцев, огромные человеческие и материальные потери - все это привело к тому, что советское руководство и официальная военно-историческая наука просто вычеркнули “ржевскую мясорубку” и из истории войны, и из истории страны.
В то время, как Московская и Сталинградская битвы описаны почти по часам, об обороне Ленинграда, боях за Одессу и Севастополь написаны тома, о боях по ликвидиции немецкого плацдарма на подступах к Москве советская историография давала довольно скудную информацию. Именно это, в первую очередь, делает крайне актуальным даже простое хронологическое описание истории военных действий на центральном стратегическом направлении.
Cравнения Ржева со Сталинградом - “Ржев-второй Сталинград”, Ленинградом, Брестской крепостью, которые появлялись в последнее десятилетие в прессе, свидетельствуют о том, что люди в массе своей, и даже участники войны, не знают, что же на самом деле происходило в районе Ржева. Незнание истинной истории событий в районе Ржева наблюдается и в правительственных кругах, что проявилось, в частности, в поздравлении А.Волошина, руководителя Администрации Президента РФ, участникам Ржевской битвы с 57-й годовщиной освобождения Ржева от фашистских захватчиков. В нем говорится: “Подвиг защитников Ржева (выделено автором данной работы), ценой невероятных усилий остановивших мощное наступление немецкой группировки, позволил уберечь столицу нашей Родины от захвата”.1 Администрация города Ржева, ряд ветеранских организаций в последние годы обращались к Правительству России с просьбой присвоить городу Ржеву звание “Город-герой”, или ввести для Ржева звание “Город солдатской славы”. Дисскуссия о создании в городе Ржеве кладбища немецких солдат, перешагнувшая границы города, еще более остро ставит задачу правдивого описания военных действий в районе ржевско-вяземского выступа и придает этому определенное социально-политическое звучание.
Ликвидация этого “белого пятна” в истории войны должна способствовать восстановлению исторической справедливости хотя бы через 57 лет после её окончания. Несмотря на общие неудачи наших войск в районе ржевско-вяземского выступа, ратный труд миллионов солдат, воеваших здесь, перемалывавших силы врага - весомый вклад в общее дело Победы над врагом. Сотни тысяч погибших здесь и практически забытых просто взывают о том, чтобы о них вспомнили. Честное, добросовестное, жертвенное выполнение воинского долга, зачастую даже без надежды на успех, достойно уважения и памяти не меньше, чем о дошедших до Берлина.
Наконец, актуальность иследованиия вопроса подтверждается и достаточно большим вниманием, которое проявляют к нему ряд западных исследователей, а также немецкие участники войны. В начале 1990-х годов в немецком городе Гютерсло была создана негосударственная общественная организация “Kuratorium Rshew” - “Попечительский совет Ржева”. В него вошли участники боев под Ржевом, учителя, врачи, студенты, школьники. Члены общества считают, что боевые действия в “большом пространстве Ржева” имели гораздо большее значение, чем об этом говорится в исторической литературе, этим действиям историки не уделили достаточного внимания. И хотя это общество не ставит перед собой научно-исследовательских задач, оно активно сотрудничает с молодым немецким политологом К.Затлером, который является комментатором при издании воспоминаний членов общества и переводов на немецкий язык книг ржевских краеведов.2 Необходима российская версия событий, которые получили немецкую интерпретацию. Приоритет в изучении данной темы должен остаться за российскими исследователями.
Но российские официальные научно-исследовательские учреждения не уделяют должного внимания военным действиям на ржевско-вяземском направлении. Так, например, Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации считает, что есть более важные проблемы для исследований.3
В то же время целый ряд фактов уже в советский период позволял довольно скептически относится к официальной точке зрения на эти бои как части Московской битвы. Появившиеся в последнее десятилетие новые публикации архивных и статистических материалов, исследования западных авторов, книги краеведов, воспоминания немецких участников боев просто вынуждают пересмотреть и опровергнуть официальную точку зрения. Новые и уже имеющиеся материалы в комплексе позволяют утверждать, что в январе 1942-марте 1943 гг. на московском направлении развернулась длительная, ожесточенная и одна из самых кровопролитных битв Великой Отечественной войны - Ржевская битва. Поскольку такого понятия в советской историографии не существовало, нет и работ по её истории.
Исходя из этого, объектом исследования диссертационной работы являются военные действия сторон на московском направлении центрального участка советско-германского фронта в январе 1942 - марте 1943 гг., предметом исследования - наступательные и оборонительные операции советских и немецких войск, образование и ликвидация ржевско-вяземского выступа в линии фронта в результате этих операций.
Хронологические рамки исследования охватывают период от образования ржевско-вяземского выступа в январе 1942 г. до момента его ликвидации в марте 1943 г., так как на этом выступе в линини фронта был создан немецкий плацдарм, с которого войска группы армий “Центр” длительное время угрожали столице государства. Советские войска осуществили здесь ряд наступательных операция с целью разгрома сил центральной немецкой группировки, плацдарм противника был ликвидирован в марте 1943 г. В качестве предыстории коротко рассматриваются военные действия на центральном направлении, прежде всего, на ржевском, в октябре-декабре 1941 г.
Территориальные границы исследования: основные - в границах ржевско-вяземского выступа: Белый-Нелидово-Оленино-Ржев-Зубцов-Сычевка-Гжатск-Вязьма, вспомогательные - примыкающие к выступу территории с севера до Осташкова и до Кирова с юга. Такое разделение территориальных границ объсняется тем, что основные действия по уничтожению немецкого ржевско-вяземского плацдарма осуществлялись силами Западного и Калининского фронтов в рамках выступа, но в начале 1942 г. и в марте 1943 г. эти усилия поддерживали на флангах выступа войска Северо-Западного, Брянского, Центрального фронтов.
Начало изучению военных действий на московском направлении центрального участка советско-германского фронта было положено ещё в годы Великой Отечественной войны, в рамках описания битвы за Москву. Не выделяя отдельно действий противостоящих армий в районе ржевско-вяземского плацдарма, советская историография ограничивалась лишь небольшим описанием зимнего наступления начала 1942 г. на центральном направлении. Так, например, в работе генерал-лейтенанта Е.А.Шиловского “Разгром немецких войск под Москвой”, вышедшей в 1944 г., хотя и упоминались последовавшие после поражения вермахта под Москвой зимние наступательные операции 1941/42г., но ни Ржев, ни Вязьма не назывались. Речь шла лишь об “успешном наступлении” в условиях суровой зимы, а окончание Московской битвы датировалось концом января 1942 г. 4
Сразу после войны сведения о боях в районе Ржева были минимальны и отрывочны. Советская историография начала 1950-х годов прежде всего говорила об успешной, хотя и незавершенной Ржевско-Вяземской операции 1942 г. и успешной ликвидации в результате наступления советских войск немецкого ржевско-вяземского плацдарма в марте 1943 г. При этом признавалось, что противник отвел войска с плацдарма сам. Иногда встречалось упоминание о наступлении советских войск под Ржевом в ноябре 1942 г. Незавершенность операций, неудачи подавались в свете победоносного шествия советских войск. То, что при этом искажались действительные события, во внимание не принималось. В целом, бои в районе ржевско-вяземского плацдарма не выделялись из общего хода войны. И это при том, что в переиздававшихся сборниках приказов и речей И.Сталина “О Великой Отечественной войне Советского Союза” был включен приказ от 23 февраля 1943 г., где бои под Ржевом назывались отдельно от боев за столицу и в одном ряду с боями под Сталинградом, Ленинградом и т.д. 5
Во второй половине 1950-х - 1960-е гг. появились более благоприятные условия для изучения вопроса. В официальных коллективных трудах уже более подробно рассматривалась Ржевско-Вяземская операция 1942 г., анализировались причины её незавершенности. Она рассматривалась как составная часть Московской битвы. Впервые в эти годы было сказано об окружении частей 39-й армии летом 1942 г., упоминанались наступательные действия на ржевском и сычевском направлениях в июле-августе 1942 г. При описании ликвидации ржевско-вяземского выступа говорилось об отводе с него немецких войск, но при этом оспаривались утверждения немецких генералов о планомерности этих действий. 6
Среди работ советских исследователей этого периода особо хочется выделить работу Д.М.Проэктора “Агрессия и катастрофа.” Он дал большой и интересный фактический материал, цитировал некоторые немецкие материалы, которые не были известны широкому кругу историков. Автор высказал интересную точку зрения о том, что немецкая группа армий “Центр” была исключена летом 1942 г. из активных наступательных действий вермахта потому, что вынуждена была отвлечь свои силы на борьбу с партизанами и регулярными войсками, оказавшимися в окружении в тылах группы армий, а значит действия советских войск на московском направлении сыграли большую роль в определении немецкой стратегии на Восточном фронте в 1942 г. 7
Несмотря на отдельные положительные моменты этого периода в историографии военных действия на ржевско-вяземском направлении, в частности, расширение круга рассматриваемых событий, в целом господствующей оставалась практика замалчивания и игнорирования их значительности и значимости в ходе Великой Отечественной войны. Например, в большой работе “Важнейшие операции Великой Отечественной войны 1941-1945гг.”, вышедшей в 1956 г. не названа ни одна из операций в районе ржевско-вяземского выступа. То же, о чем говорилось, оценивалось лишь с точки зрения успешных действий советских войск. Официальной была установка рассматривать все военные действия на этом участке фронта как часть битвы за Москву. Так, поздравляя ржевитян с 25-летием освобождения города от фашистов, И.С.Конев писал: “Бои за Ржев неразрывно связаны с Московской битвой...” При этом завершение Московской битвы в некоторых работах датировалось концом января 1942 г., а итоги подводились на декабрь 1941 г. Описание Ржевско-Вяземской операции если и присутствовало, то в самых общих чертах, с большими пробелами. Целый ряд фактов из истории этих боев просто не упоминался в научной и мемуарной литературе. Так, например, в статье В. Желанова “Из опыта первой операции на окружение в “Военно-историческом журнале” в 1964 г. нет ни слова о том, что параллельно с окружением демянской группировки противка шла более крупная операция на окружение основных сил группы армий “Центр” в ходе Ржевско-Вяземской операции 1942 г. 8
В 1970-1980-е годы число рассматриваемых по теме проблем ещё более увеличилось. К числу основных на центральном участке фронта были отнесены уже три наступательные операции советских войск по разгрому основных сил группы армий “Центр”: Ржевско-Вяземская (1942 г.), определенная как стратегическая, Ржевско-Сычевская (лето 1942 г.), Ржевско-Вяземская (1943 г.). Присутствовало некоторое описание этих операций, при этом внимание акцентировалось на их положительных результатах. Лишь однажды была упомянута крупная наступательная операция советских войск на этом участке фронта - операция “Марс” в конце 1942 г. Советскими историками эта операция была полностью “забыта”, хотя удалось найти ее критику как “наступательной операции Западного фронта на сычевском направлении”. Попыток соединить эти операции с участием одних и тех же фронтов, имевшие практически одну и ту же конечную цель, разворачивавшиеся практически на одной территории, не было. 9
Официальная установка в оценке боев в районе выступа оставалась прежней: “Бои в районе Ржева являлись частью общего сражения за Москву”. В работах по истории Московской битвы Ржевско-Вяземская наступательная операция начала 1942 г. продолжала рассматриваться как составная часть Московской битвы в рамках общего контрнаступления Советских Вооруженных Сил зимой 1941-1942 гг., но при этом основные итоги Московской битвы подводились, как правило, на декабрь 1941 г. Признавалось, что в районе ржевско-вяземского выступа были “многочисленные бои и частные операции”, 10 при этом было непонятно, куда отнести крупные наступательные операции советских войск летом, осенью, зимой 1942 г. и в начале 1943 г., если битва за Москву закончилась, согласно официальной периодизации, в апреле 1942 г. Если и их следовало считать часть битвы за Москву, то значит Московская битва закончилась с ликвидацией ржевско-вяземского плацдарма, т.е. в марте 1943 г. Такая точка зрения высказывалась, но официального признания не получила. В целом же, официальная точка зрения вносила неясность в оценку боев под Ржевом и их место в истории Великой Отечественной войны.
В эти годы следует отметить появление сразу нескольких свидетельств о приезде Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина под Ржев, в д.Хорошево, что прежде было поводом для споров. После этого данный факт был признан и ведущими советскими, и западными историками. 11
При наличии редких попыток, чаще всего бывших участников событий, проанализировать небольшие удачные операцию некоторых дивизий, полков, серьезных научных разработок отдельных боев, сражений, операций на плацдарме не было. Авторы старательно обходили эти вопросы. Например, А.Шиманский, начинал рассмотрение операции на окружение только со Сталинградской битвы, В.Смирнов и группа авторов под руководством О.А.Ломка, описывая встречные сражения, даже не упоминали о крупном встречном сражении августа 1942 г. в районе Зубцова, Б.Лебеденко, изучая управление танковыми и мехпнизированными корпусами в операциях, не рассматривал действия таковых на ржевско-вяземском плацдарме летом и зимой 1942 г. 12
Целый ряд сражений, крупных операций на ржевско-вяземском плацдарме не удостоился внимания историков, и не заслужил даже упоминания в мемуарной литературе. Так, например, в справочной военно-исторической литературе в составе Ржевско-Вяземской наступательной операции 1942 г. называется Ржевская операция, но какие армии её проводили, как она осуществлялась, не раскрывалось. В некоторых работах по истории воинских соединений ряд армейских операций на этом участке фронта также названы Ржевскими, но полного описания не получили. 13
Нет подробного описания истории окружения и выхода из него частей 29-й армии в феврале 1942 г., по крупицам приходилось собирать сведения о действиях немецких войск по очистке тылов группы армий “Центр” в мае-июле 1942 г. и оборонительных действиях советских войск в это время. Основное внимание при этом уделялось успешным действиям группы генерала Белова и лишь констатировался факт окружения и боев в окружении войск 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта. Не подверглось изучению крупное встречное сражение 9-10 августа 1942 г. между реками Держа, Вазуза и Гжать в рамках Ржевско-Сычевской операции. В нем, кроме других частей, участвовало с двух сторон 1500 танков. И это на год раньше Прохоровки! Лишь Л.М.Сандалов в своих работах в самых общих чертах касался этого сражения. 14
Можно предположить, что ряд операций на данном участке фронта наверняка рассматривался военными историками, но их работы не были обнародованы и не стали известны широкому кругу исследователей.
В 1950-1980-е годы вышло большое число работ по истории отдельных родов войск, частей и соединений. Большинство из них грешили тенденциозностью, недомолвками, неточностями, а иногда и искажениями. Так, например, как только речь заходила об участии частей в операции “Марс”, сразу совершался прыжок к началу 1943 г., как-будто никаких серьезных событий в конце 1942 г. в районе ржевско-вяземского выступа не происходило. Своеобразная “дыра” в общем ходе военных действий! Справедливости ради следует отметить, что и в этих изданиях можно найти интересные факты и даже цифры. 15 Все авторы, которые в той или иной степени касались истории боев в районе ржевско-вяземского плацдарма, отмечая в целом их ожесточенность, иногда называли цифры потерь противника в отдельных боевых эпизодах, но при этом не называли цифры потерь советских войск на этом участке фронта.
Обобщая анализ литературы этого периода о боях за ржевсковяземский плацдарм, следует сказать, что советская историография в целом продолжала следовать традиционной точке зрения, не придавая особого значения этим боям. Оценку знаний об боях в районе Ржева дали А.Н. и Л.Н. Мерцаловы в книге “Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф”, изданной в начале 1990-х годов: “Почти ничего не известно о кровопролитных и, очевидно, безрезультатных для нашей стороны боях под Ржевом.” 16
В 1990-е - начале 2000 гг. в связи с изменением политической обстановки в стране и публикацией новых архивных материалов ряд авторов, в том числе западных, выступили с нетрадиционными взглядами на события в районе ржевско-вяземского плацдарма, попытались сломать существующие догмы и схемы в их оценке.
В ряду особо значимых публикаций по рассматриваему вопросу прежде всего следует назвать иисследование группы военных истороиков о потерях советских войск в операциях, в том числе на ржевско-вяземском выступе, в книге “Гриф секретности снят”. Несмотря на явно заниженные цифры потерь и отсутствие данных по целому ряду операций, эти сведения сразу поставили военные действия в районе плацдарма по потерям в один ряд со Сталинградской битвой. 17
Эти данные и другие новые материалы позволили отдельным российским исследователям громко заявить, что на центральном участке советско-германского фронта в 1942 - начале 1943 гг. развернулась одна из кровопролитнейших битв Великой Отечественной войны - Ржевская битва.
В 1990-е годы вышли интересные работы краеведов. Так, в книге ржевитян И.Ладыгина и Н.Смирнова “На ржевском рубеже” использовано большинство опубликованных к тому времени в нашей стране материалов по теме и воспоминания участников войны, хранящиеся в ржевских музее и архиве, но в книге отсутствует справочный аппарат. Здесь же следует назвать и публикации О.Кондратьева, и совсем новые очерки по истории ржевской земли. В последней книге Ржевская битва датируется 1941-1943 годами, при этом недельным боям в октябре 1941 г. отведено около листа, а боям в январе 1942 - марте 1943 гг. - более 25 листов. Исследователи истории Смоленщнны М.Воробьев и В.Усов, хотя и не в полном объеме, описали события июля 1942 г. в районе окружения 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса. 18
В 1998 г.в журнале “Вопросы истории” было опубликовано письмо автора данной диссертации “Не пора ли переосмыслить роль и значение боев под Ржевом ?”, а 2000 г. там же - её статья “Битва за ржевско-вяземский плацдарм”, где были обозначены основные параметры Ржевской битвы . 19
Внимание к событиям на ржевско-вяземском плацдарме заставило редакцию “Военно-исторического журнала” опубликовать целый ряд новых материалов, так или иначе связанных с рассматриваемой проблемой. Особо следует отметить публикацию журнала в № 2 за 1999 г. Здесь практически впервые названа оборонительная операция войск Калининского фронта в июле 1942 г. и официальная цифра потерь в ней. Здесь же впервые даются и официальные данные о потерях в операции “Марс”. И хотя цифры вызывают сомнения, это уже определенный прогресс в исследовании проблемы. В 2000 г. журнал, наконец-то, дал официальную версию операции “Марс”. 20
В эти годы большое внимание уделялось 1-й Ржевско-Вяземской наступательной операции. Появились работы, в которых анализировалось её проведение и были названы нетрадиционные причины гибели частей 33-й армии Западного фронта. Одним из главных виновников неудач советских войск в этой операции ряд авторов называет командующего Западным фронтом Г.К. Жукова. Подверглась критике ранее считавшаяся довольно удачной 1-я Ржевско-Сычевская наступательная операция, в частности использование армиями Западного фронта подвижных групп. Автор данной работы пердлагает новую дату завершеня этой операции и впервые в отечественной историографии дает подробное описание оборонительной операции войск Калининского фронта в июле 1942 г. 21
В 1998 г в издательстве “Наука” вышел коллективный четырехтомный труд Института военной истории МО и Центрального архива МО по истории Великой Отечественной войны, представлявший официальную точку зрения на военные события 1941-1945 гг. Главное в этом издании по рассматриваемому вопросу то, что, по-прежнему не считая бои на ржевско-вяземском выступе битвой, авторы соответствущих разделов более критически оценивают результаты наступательных операций, в том числе и последней, Ржевско-Вяземской 1943 г., в результате которой плацдарм был ликвидирован. Она названа неудачной, так как окружить и разгромить группу армий “Центр” так и не удалось. Объединив эти оценки, можно сделать вывод, что все крупные действия советских войск на этом участке фронта были неудачными, так как главная цель так и не была достигнута.
Авторы этого труда твердо заявляют, что немцы ушли с плацдарма сами, причем части первого эшелона сделали это так скрытно, что это не сразу обнаружили советские войска. В работе подчеркивается мысль о крайне больших человеческих потерях на плацдарме, а Ржевско-Вяземская операция 1942 г. названа одной из самых кровопролитных в Великой Отечественной войне. Есть в этом издании и новые моменты: хронологические рамки Ржевско-Вяземской операции 1943 г. определяются со 2 по 22 марта, а в прежних работах - 2-31 марта. К сожалению, и это издание страдает недосказанностью. Так, успешным действиям одной армии Калининского фронта по освобождению Великих Лук посвящена целая глава, а неудачным действиям восьми армий двух фронтов в операции “Марс” посвящено лишь несколько абзацев. Есть в книге и просто неточности. 22
В этот период более остро стали ставиться вопросы о роли в действиях Красной Армии в районе ржевско-вяземского выступа и ответственности за результаты этих действий ведущих советских полководцев, в первую очередь, Г.К.Жукова и И.С.Конева: “Какова мера ответственности Жукова за трагический исход операции по освобождению Вязьмы?” Наряду с традиционной апологетизацией этих военачальников, появилась резкая критика их действий, методов командования, ведения боевых действий. Даже среди военных, не позволявших себе прежде высказывать замечания по отношению к этим полководцам, появилось критическое отношение к их действиям на отдельных участках фронта. 23
К началу нового века сложилась ситуация, когда профессиональные военные историки и ведущие исследователи истории Великой Отечественной войны, преставляющие государственные органы и учреждения - Генеральный штаб, Российскую Академию Наук, признавая существование четырех крупных наступательных операций, осуществленных советскими войсками на центральном - московском - направлении в 1942 - начале 1943 гг., придерживаются традиционной точки зрения. Они не признают не только характеристику совокупности этих операций как битвы, называя события в районе выступа “действиями Советской армии под Ржевом”, “сражением”, но категорически возражают против утверждений об очень больших потерях советской армии в боях на ржевско-вяземском плацдарме. При этом продолжается практика замалчивания, например, 2-й Ржевско-Сычевской операции. Целый ряд армейских, фронтовых, и даже признанные четыре крупные наступательные операции нескольких фронтов не получили полного объективного освещения в научных трудах, а некоторые вообще никогда не рассматривались. В то же время термин “Ржевская битва” вошел в оборот в средствах массовой информации, в выступлениях на научных конференциях, используется региональными историками, публицистами, ветеранами войны, краеведами, а в марте 2000 г. был использован и руководителем Администрации Президента РФ А.Волошиным. 24
Об изученности рассматриваемого вопроса западными исследователями автор данной работы могла судить лишь по изданным в нашей стране переводам научных трудов, обзорам, сделанным отечественными авторами, и по большому числу появившихся в последнее десятилетие непереводных работ по истории отдельных соединений и частей вермахта. Интерес представляют, в первую очередь, работы немецких авторов, показывающих точку зрения бывшего противника.
Можно предположить, что первые попытки анализа боев в районе Ржева были сделаны ещё в годы войны самими участниками событий. Это позволяет утверждать факт появления в 1943 г. рукописи майора Хёке из 6-й пехотной дивизии “Пехотный батальон в боях за Ржев”, в которой говорилось, в частности, о больших потерях немецких войск. Рукопись была рекомендована к печати командующим 9-й немецкой армией В.Моделем. Но в годы войны книга в Германии не вышла по соображениям цензуры. 25
В 1950-1960-е годы были переведены на русский язык и изданы в Советском Союзе многие работы западных авторов, в том числе и немецких, что позволяло узнать их мнение о значимости боев в районе ржевско-вяземского выступа. Так, в сборнике статей немецких авторов “Мировая война. 1939-1945 годы”, изданном в 1957 г. при описании действий группы армий “Центр” на Восточном фронте немалое место уделено боям в районах Ржева и Вязьмы, говорится о постоянных беспокоящих действиях русских войск, проводится мысль о больших потерях вермахта на этом участке фронта летом 1942 г. 26
Представлял интерес перевод книги немецкого генерала К.Типпельскирха “История второй мировой войны”, изданный в 1956 г. Создавалась она при активной поддержке английского историка Б.Л. Гарта и была попыткой оценить ход войны с точки зрения немецкого генералитета. В рамках истории всей Второй мировой войны автор уделил достаточное внимание военным действиям сторон на центральном участке советско-германского фронта и в районе ржевского выступа, что свидетельствовало о значимости этого участка фронта для командования вермахта. В отличие от советских историков он писал об организованном отходе немецких войск с ржевского плацдарма. 27
В эти годы в Германии стали повляться работы по истории отдельных немецких соединений. Интерес для рассматриваемого вопроса представляли книги генерала Гроссманна, командира 6-й пехотной дивизии, воевавшей во Ржеве в 1942 г., особенно вторая - “Rshew-Eckpfeiler der Ostfront” (“Ржев -краеугольный камень Восточного фронта”), изданная в 1962 г. Название книги позволяло предположить, что автор покажет значение Ржева в масштабах всего немецкого Восточного фронта, но он описал действия одной лишь немецкой 9-й армии группы армий “Центр” между Сычевкой, Зубцовом, Ржевом, Оленином, Белым. При этом к книге прилагались схемы всего ржевско-вяземского выступа. По мнению автора, с октября 1941 г. по апрель 1943 г. было шесть сражений вокруг Ржава. Четыре их них хронологи
 

Предлагаю вашему вниманию песню, написанную десятилетним мальчиком, "Я ангелом летал". Песня заняла второе место на Всероссийском конкурсе новых песен о войне "Весна Победы". К песне создала презентацию, в документе "текст песни" указано, на каких словах включать слайды. И хотя дни празднования Победы завершились, думаю, что этот материал можно использовать и в другое время, так как песня производит сильное впечатление.

 

К сожалению, не удалось прикрепить песню и минусовку песни (большой размер файлов). Но думаю, найти фонограммы не так сложно, а материал интересный, ведь 17 из 18 героев песни "На безымянной высоте" были новосибирцами!

 

Архивированная папка

 

111

 

...

.
 

Хотят ли русские войны? Спросите вы у тишины

Над сенью пашен и полей, и у берёз и тополей.

Спросите вы  у  тех солдат, что под берёзами лежат,

И вам ответят их сыны, хотят ли русские, хотят ли русские, хотят ли русские войны.

Не только за свою страну солдаты гибли в ту войну,

А чтобы люди всей земли спокойно ночью спать могли.

Спросите тех, кто воевал, кто нас на Эльбе обнимал

(Мы этой памяти верны), хотят ли русские, хотят ли русские, хотят ли русские войны.

Да, мы умеем воевать ,но не хотим, чтобы опять

Солдаты падали в бою на землю горькую свою.

Спросите вы у матерей, спросите у жены моей

И вы тогда понять должны, хотят ли русские. хотят ли русские, хотят ли русские войны.

Поймёт и докер, и рыбак, поймёт рабочий и батрак,

Поймёт народ любой страны, хотят ли русские, хотят ли русские, хотят ли русские войны.

Поэту  Е. А. Евтушенко не однажды довелось побывать за рубежом, был он во многих странах западной Европы и в Соединённых Штатах Америки, и не раз во время этих поездок приходилось ему слышать именно такой вопрос: хотят ли русские войны? При чём задавали его и те, кто вовсе не является нашими врагами. Тогда он и решил ответить на этот вопрос стихотворением. Было это осенью 1961 года во время очередной поездки за рубеж. Вернувшись домой, поэт показал стихи композитору Э. С. Колмановскому. Так родилась по сути своей песня - манифест, песня протеста против войны, песня - призыв к миру и единению людей. Первое исполнение песни "Хотят ли русские войны"  состоялось в 1961 году.

Песню - призыв "Хотят ли русские войны" можно послушать на сайте:http:/www.outube.

 

слова песни нам нужна одна победа

 

стихи о войне

 

По просьбе Рашиды песня-баллада "Заветный камень" в исполнении Д. Хворостовского

 

Пришла война в рассвете дня
Спустился гнев на землю божий
И встал солдат, взял автомат
И прошептал: «Помилуй Боже!»
Жене сказал: «Молись и слез не лей
Прости за все и жди»

Припев:
Ты только жди
Ты жди меня, родная
Все годы жди, и я к тебе вернусь
Со злой войны, где все мы умираем
За отчий дом и за святую Русь
За детский смех и за горбушку хлеба
За сыновей родных и дочерей
Молись сильней, что б нас хранило небо
Что б мы домой вернулись поскорей… все

Ушел солдат – судьбы набат
Она все ждет и просит Бога:
Он обещал! Он не умрет!
Хоть невелика его дорога
Ведь он сказал: «Молись и слез не лей
Прости за все и жди!»

Припев: 2 раза
 

 

Песню можно прослушать на сайте :http://www.marie  -olshansky.ru/muz/zkamen.shtml

 

Вся страна готовится к празднованию 65-летия Победы. О той незабываемой беде написано много книг, поставлено большое количество фильмов. Но самыми яркими и правдивыми в моей памяти на всю жизнь останутся рассказы о войне моей прабабушки. Это мама моей бабушки по маминой линии, Доманова Мария Ивановна, сейчас ей 83 года и она живет и радуется своими внуками и правнуками.

Когда началась Великая Отечественная война, ей было 14 лет, и она всё хорошо помнит. В семье их было четверо: три сестры и младший брат. Воспитывал их отец, Шляхов Иван Титович, один, так как мама умерла ещё до войны. Отец был председателем колхоза, он старался им заменить мать. Поэтому дети уже с маленького возраста умели готовить, шить, стирать и хлопотать по хозяйству. Всё в этой семье было и хлеб, и вода, и одежда. Но вот пришёл тот страшный день.

Война.… Как гром среди ясного неба прозвучали эти слова из репродуктора. Эта беда ворвалась в каждый дом непрошенной гостьей. Вот она «зашла» и в дом Шляховых. Отец не мог бросить своих детей на произвол судьбы и уйти на войну, поэтому он остался с ними дома. Он и старшие дети, их было две сестры, в том числе прабабушка Маруся, взвалили на себя воспитание младших. Они впрягались в плуги, чтобы пахать землю, таскали огромные тяжести, косили и стоговали сено. Труднее перечислить то, чего они не делали. Работать нужно было от темна до темна. Прабабушка рассказывала, что даже ноги примерзали к сапогам. Все это выполняли ради куска хлеба, который ценили на вес золота. Она награждена медалью за доблестный труд во время войны.

В моей памяти отложился один жуткий момент, когда хотели повесить всю их семью. Уже были написаны списки к повешению. Всю ночь прабабушка с сестрой на коленях простояли у образа и молились за жизнь своих братье и сестер. Но вот свершилось чудо, именно в эту ночь в деревню пришли разведчики и спасли всю семью. Когда я это слушал, у меня стоял комок в горле и слезы подкатывались. Какое же страшное время переживали дети войны.

Сегодня дети войны – это особое поколение россиян. Сегодня они – последние свидетели тех трагических дней. Последние свидетели Великой Отечественной войны. За ними больше никого! Сейчас – это уже пожилые люди. Но свое военное детство они не забудут никогда…

Также бабушка рассказывала мне про маму моего дедушки, Ладыгину Марфу Антоновну, к сожалению её сейчас уже нет в живых. Во время войны ей было 23 года. Она вместе с подругой, Ладыгиной Матреной Трофимовной, работали санитарками в госпитале. Сколько было перестирано окровавленных бинтов и простыней. С утра до вечера они трудились, не покладая рук, а в свободное время помогали медсестрам ухаживать за больными. В их мыслях было одно: когда же всё это закончится, и они верили в победу, верили в лучшие времена, которые рано или поздно придут пусть не в их жизни, так жизни детей.

Все люди в то время жили верой, верой в победу. Война коснулась всех – от мала до велика. Сейчас прабабушка уже старенькая, но и теперь не сидит без дела, постоянно занимается посильным трудом. Она, пережившая войну в юном возрасте, знает цену куска хлеба. Я горжусь ею и очень-очень её люблю. После её рассказа я понял, что главная мечта всех людей, живших на нашей планете одна: «Только б не было войны. Мир во всем Мире!»

.
 

М.А. Гареев
генерал армии
.
Нападение гитлеровского альянса на СССР разрушило наивную веру советских людей в их защищенность от внешнего нападения. Понадобились великие военные и послевоенные усилия и жертвы, чтобы практически исключить самую возможность агрессии извне. Сегодня, когда натовский альянс напал на Югославию, мы по-настоящему осознали - обороноспособность нашей страны снизилась до опасной черты, а возможно и пересекла её...
И первая, и последняя линии обороны проходят через умы граждан. В военном отношении Франция была не слабее Германии, но её дух был сломлен до того, как немецкие танки принесли "новый порядок" в Париж. История помнит, как это происходило...
Статья генерала Гареева была опубликована шесть лет назад. Что изменилось с тех пор в освещении истории Великой Отечественной войны средствами массовой информации? Профессиональными историками? Школьными учителями? Нами - родителями?
VIVOS VOCO!
.
.
О КРИТЕРИЯХ ОБЪЕКТИВНОСТИ В ТРУДАХ ВОЕННЫХ ИСТОРИКОВ
Новейшая историография свидетельствует о том, что правдивость и объективность истории больше всего страдает из-за подчинения ее конъюнктурным интересам той или иной политики и идеологии. Под предлогом партийности, особенно в сталинско-брежневские времена, общественные науки, и в первую очередь история, были подчинены господствовавшей политике и идеологии, толкование исторических событий, в том числе и в области военной истории, подгонялось под определенные политические и идеологические установки.
Ради справедливости заметим, что далеко не всегда отличалась объективностью и немарксистская историческая наука в странах Западной Европы и США. Она зачастую не демонстрировала свою идеологическую ориентацию, но правдивость ее нередко была относительной. Иногда истинные политические мотивы и не скрывались

.
 

Более полувека прошло со дня окончания Великой Отечественной войны, но до сих пор события 1941-1945 гг. привлекают к себе внимание историков, ветеранов, любителей военной истории. Особенно это относится к тем страницам войны, которые в советское время были отнесены к “закрытым” и не получили достаточно полного и объективного освещения в исторической и мемуарной литературе. Целый ряд событий Великой Отечественной войны был закрыт для изучения и правдивой оценки по идеологическим соображениям негласной установкой сверху. Руководство Коммунистической партии определяло как писать историю войны, как оценивать её отдельные эпизоды. Опыт войны делился на положительный, полезный для воспитания молодежи, и отрицательный, вредный и непригодный для этой цели. Последнее относилось и к истории военных действий в 1942 - начале 1943 гг. на центральном участке советско-германского фронта, в районе ржевско-вяземского выступа. Происходившие здесь события не относились к победным страницам нашей истории, считались “неудобными” и поэтому многие десятилетия практически замалчивались.
В то же время в годы войны центральное направление было одним из главных стратегических направлений действий воюющих сторон, к этому участку фронта в течение длительного времени было приковано внимание командования и Красной Армии, и вермахта, больше года в советских и иностранных газетах печатались сводки о военных действиях у Ржева, Сычевки, Вязьмы. Советское руководство во время войны ставило боевые действия в районе Ржева в один ряд с боями под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Севастополем, Одессой, с боями за Кавказ. Единственный выезд на фронт Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в 1943 г. был именно на территорию бывшего немецкого ржевско-вяземского плацдарма - в район Юхнова и под Ржев. Но как только опасный плацдарм немецких войск вблизи столицы был ликвидирован, о длительных и жесточайших боях на этом участке фронта “забыли”. Неудачные действия наших войск на этом участке фронта, неосуществленные замыслы известнейших советских полководцев, огромные человеческие и материальные потери - все это привело к тому, что советское руководство и официальная военно-историческая наука просто вычеркнули “ржевскую мясорубку” и из истории войны, и из истории страны.
В то время, как Московская и Сталинградская битвы описаны почти по часам, об обороне Ленинграда, боях за Одессу и Севастополь написаны тома, о боях по ликвидиции немецкого плацдарма на подступах к Москве советская историография давала довольно скудную информацию. Именно это, в первую очередь, делает крайне актуальным даже простое хронологическое описание истории военных действий на центральном стратегическом направлении.
Cравнения Ржева со Сталинградом - “Ржев-второй Сталинград”, Ленинградом, Брестской крепостью, которые появлялись в последнее десятилетие в прессе, свидетельствуют о том, что люди в массе своей, и даже участники войны, не знают, что же на самом деле происходило в районе Ржева. Незнание истинной истории событий в районе Ржева наблюдается и в правительственных кругах, что проявилось, в частности, в поздравлении А.Волошина, руководителя Администрации Президента РФ, участникам Ржевской битвы с 57-й годовщиной освобождения Ржева от фашистских захватчиков. В нем говорится: “Подвиг защитников Ржева (выделено автором данной работы), ценой невероятных усилий остановивших мощное наступление немецкой группировки, позволил уберечь столицу нашей Родины от захвата”.1 Администрация города Ржева, ряд ветеранских организаций в последние годы обращались к Правительству России с просьбой присвоить городу Ржеву звание “Город-герой”, или ввести для Ржева звание “Город солдатской славы”. Дисскуссия о создании в городе Ржеве кладбища немецких солдат, перешагнувшая границы города, еще более остро ставит задачу правдивого описания военных действий в районе ржевско-вяземского выступа и придает этому определенное социально-политическое звучание.
Ликвидация этого “белого пятна” в истории войны должна способствовать восстановлению исторической справедливости хотя бы через 57 лет после её окончания. Несмотря на общие неудачи наших войск в районе ржевско-вяземского выступа, ратный труд миллионов солдат, воеваших здесь, перемалывавших силы врага - весомый вклад в общее дело Победы над врагом. Сотни тысяч погибших здесь и практически забытых просто взывают о том, чтобы о них вспомнили. Честное, добросовестное, жертвенное выполнение воинского долга, зачастую даже без надежды на успех, достойно уважения и памяти не меньше, чем о дошедших до Берлина.
Наконец, актуальность иследованиия вопроса подтверждается и достаточно большим вниманием, которое проявляют к нему ряд западных исследователей, а также немецкие участники войны. В начале 1990-х годов в немецком городе Гютерсло была создана негосударственная общественная организация “Kuratorium Rshew” - “Попечительский совет Ржева”. В него вошли участники боев под Ржевом, учителя, врачи, студенты, школьники. Члены общества считают, что боевые действия в “большом пространстве Ржева” имели гораздо большее значение, чем об этом говорится в исторической литературе, этим действиям историки не уделили достаточного внимания. И хотя это общество не ставит перед собой научно-исследовательских задач, оно активно сотрудничает с молодым немецким политологом К.Затлером, который является комментатором при издании воспоминаний членов общества и переводов на немецкий язык книг ржевских краеведов.2 Необходима российская версия событий, которые получили немецкую интерпретацию. Приоритет в изучении данной темы должен остаться за российскими исследователями.
Но российские официальные научно-исследовательские учреждения не уделяют должного внимания военным действиям на ржевско-вяземском направлении. Так, например, Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации считает, что есть более важные проблемы для исследований.3
В то же время целый ряд фактов уже в советский период позволял довольно скептически относится к официальной точке зрения на эти бои как части Московской битвы. Появившиеся в последнее десятилетие новые публикации архивных и статистических материалов, исследования западных авторов, книги краеведов, воспоминания немецких участников боев просто вынуждают пересмотреть и опровергнуть официальную точку зрения. Новые и уже имеющиеся материалы в комплексе позволяют утверждать, что в январе 1942-марте 1943 гг. на московском направлении развернулась длительная, ожесточенная и одна из самых кровопролитных битв Великой Отечественной войны - Ржевская битва. Поскольку такого понятия в советской историографии не существовало, нет и работ по её истории.
Исходя из этого, объектом исследования диссертационной работы являются военные действия сторон на московском направлении центрального участка советско-германского фронта в январе 1942 - марте 1943 гг., предметом исследования - наступательные и оборонительные операции советских и немецких войск, образование и ликвидация ржевско-вяземского выступа в линии фронта в результате этих операций.
Хронологические рамки исследования охватывают период от образования ржевско-вяземского выступа в январе 1942 г. до момента его ликвидации в марте 1943 г., так как на этом выступе в линини фронта был создан немецкий плацдарм, с которого войска группы армий “Центр” длительное время угрожали столице государства. Советские войска осуществили здесь ряд наступательных операция с целью разгрома сил центральной немецкой группировки, плацдарм противника был ликвидирован в марте 1943 г. В качестве предыстории коротко рассматриваются военные действия на центральном направлении, прежде всего, на ржевском, в октябре-декабре 1941 г.
Территориальные границы исследования: основные - в границах ржевско-вяземского выступа: Белый-Нелидово-Оленино-Ржев-Зубцов-Сычевка-Гжатск-Вязьма, вспомогательные - примыкающие к выступу территории с севера до Осташкова и до Кирова с юга. Такое разделение территориальных границ объсняется тем, что основные действия по уничтожению немецкого ржевско-вяземского плацдарма осуществлялись силами Западного и Калининского фронтов в рамках выступа, но в начале 1942 г. и в марте 1943 г. эти усилия поддерживали на флангах выступа войска Северо-Западного, Брянского, Центрального фронтов.
Начало изучению военных действий на московском направлении центрального участка советско-германского фронта было положено ещё в годы Великой Отечественной войны, в рамках описания битвы за Москву. Не выделяя отдельно действий противостоящих армий в районе ржевско-вяземского плацдарма, советская историография ограничивалась лишь небольшим описанием зимнего наступления начала 1942 г. на центральном направлении. Так, например, в работе генерал-лейтенанта Е.А.Шиловского “Разгром немецких войск под Москвой”, вышедшей в 1944 г., хотя и упоминались последовавшие после поражения вермахта под Москвой зимние наступательные операции 1941/42г., но ни Ржев, ни Вязьма не назывались. Речь шла лишь об “успешном наступлении” в условиях суровой зимы, а окончание Московской битвы датировалось концом января 1942 г. 4
Сразу после войны сведения о боях в районе Ржева были минимальны и отрывочны. Советская историография начала 1950-х годов прежде всего говорила об успешной, хотя и незавершенной Ржевско-Вяземской операции 1942 г. и успешной ликвидации в результате наступления советских войск немецкого ржевско-вяземского плацдарма в марте 1943 г. При этом признавалось, что противник отвел войска с плацдарма сам. Иногда встречалось упоминание о наступлении советских войск под Ржевом в ноябре 1942 г. Незавершенность операций, неудачи подавались в свете победоносного шествия советских войск. То, что при этом искажались действительные события, во внимание не принималось. В целом, бои в районе ржевско-вяземского плацдарма не выделялись из общего хода войны. И это при том, что в переиздававшихся сборниках приказов и речей И.Сталина “О Великой Отечественной войне Советского Союза” был включен приказ от 23 февраля 1943 г., где бои под Ржевом назывались отдельно от боев за столицу и в одном ряду с боями под Сталинградом, Ленинградом и т.д. 5
Во второй половине 1950-х - 1960-е гг. появились более благоприятные условия для изучения вопроса. В официальных коллективных трудах уже более подробно рассматривалась Ржевско-Вяземская операция 1942 г., анализировались причины её незавершенности. Она рассматривалась как составная часть Московской битвы. Впервые в эти годы было сказано об окружении частей 39-й армии летом 1942 г., упоминанались наступательные действия на ржевском и сычевском направлениях в июле-августе 1942 г. При описании ликвидации ржевско-вяземского выступа говорилось об отводе с него немецких войск, но при этом оспаривались утверждения немецких генералов о планомерности этих действий. 6
Среди работ советских исследователей этого периода особо хочется выделить работу Д.М.Проэктора “Агрессия и катастрофа.” Он дал большой и интересный фактический материал, цитировал некоторые немецкие материалы, которые не были известны широкому кругу историков. Автор высказал интересную точку зрения о том, что немецкая группа армий “Центр” была исключена летом 1942 г. из активных наступательных действий вермахта потому, что вынуждена была отвлечь свои силы на борьбу с партизанами и регулярными войсками, оказавшимися в окружении в тылах группы армий, а значит действия советских войск на московском направлении сыграли большую роль в определении немецкой стратегии на Восточном фронте в 1942 г. 7
Несмотря на отдельные положительные моменты этого периода в историографии военных действия на ржевско-вяземском направлении, в частности, расширение круга рассматриваемых событий, в целом господствующей оставалась практика замалчивания и игнорирования их значительности и значимости в ходе Великой Отечественной войны. Например, в большой работе “Важнейшие операции Великой Отечественной войны 1941-1945гг.”, вышедшей в 1956 г. не названа ни одна из операций в районе ржевско-вяземского выступа. То же, о чем говорилось, оценивалось лишь с точки зрения успешных действий советских войск. Официальной была установка рассматривать все военные действия на этом участке фронта как часть битвы за Москву. Так, поздравляя ржевитян с 25-летием освобождения города от фашистов, И.С.Конев писал: “Бои за Ржев неразрывно связаны с Московской битвой...” При этом завершение Московской битвы в некоторых работах датировалось концом января 1942 г., а итоги подводились на декабрь 1941 г. Описание Ржевско-Вяземской операции если и присутствовало, то в самых общих чертах, с большими пробелами. Целый ряд фактов из истории этих боев просто не упоминался в научной и мемуарной литературе. Так, например, в статье В. Желанова “Из опыта первой операции на окружение в “Военно-историческом журнале” в 1964 г. нет ни слова о том, что параллельно с окружением демянской группировки противка шла более крупная операция на окружение основных сил группы армий “Центр” в ходе Ржевско-Вяземской операции 1942 г. 8
В 1970-1980-е годы число рассматриваемых по теме проблем ещё более увеличилось. К числу основных на центральном участке фронта были отнесены уже три наступательные операции советских войск по разгрому основных сил группы армий “Центр”: Ржевско-Вяземская (1942 г.), определенная как стратегическая, Ржевско-Сычевская (лето 1942 г.), Ржевско-Вяземская (1943 г.). Присутствовало некоторое описание этих операций, при этом внимание акцентировалось на их положительных результатах. Лишь однажды была упомянута крупная наступательная операция советских войск на этом участке фронта - операция “Марс” в конце 1942 г. Советскими историками эта операция была полностью “забыта”, хотя удалось найти ее критику как “наступательной операции Западного фронта на сычевском направлении”. Попыток соединить эти операции с участием одних и тех же фронтов, имевшие практически одну и ту же конечную цель, разворачивавшиеся практически на одной территории, не было. 9
Официальная установка в оценке боев в районе выступа оставалась прежней: “Бои в районе Ржева являлись частью общего сражения за Москву”. В работах по истории Московской битвы Ржевско-Вяземская наступательная операция начала 1942 г. продолжала рассматриваться как составная часть Московской битвы в рамках общего контрнаступления Советских Вооруженных Сил зимой 1941-1942 гг., но при этом основные итоги Московской битвы подводились, как правило, на декабрь 1941 г. Признавалось, что в районе ржевско-вяземского выступа были “многочисленные бои и частные операции”, 10 при этом было непонятно, куда отнести крупные наступательные операции советских войск летом, осенью, зимой 1942 г. и в начале 1943 г., если битва за Москву закончилась, согласно официальной периодизации, в апреле 1942 г. Если и их следовало считать часть битвы за Москву, то значит Московская битва закончилась с ликвидацией ржевско-вяземского плацдарма, т.е. в марте 1943 г. Такая точка зрения высказывалась, но официального признания не получила. В целом же, официальная точка зрения вносила неясность в оценку боев под Ржевом и их место в истории Великой Отечественной войны.
В эти годы следует отметить появление сразу нескольких свидетельств о приезде Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина под Ржев, в д.Хорошево, что прежде было поводом для споров. После этого данный факт был признан и ведущими советскими, и западными историками. 11
При наличии редких попыток, чаще всего бывших участников событий, проанализировать небольшие удачные операцию некоторых дивизий, полков, серьезных научных разработок отдельных боев, сражений, операций на плацдарме не было. Авторы старательно обходили эти вопросы. Например, А.Шиманский, начинал рассмотрение операции на окружение только со Сталинградской битвы, В.Смирнов и группа авторов под руководством О.А.Ломка, описывая встречные сражения, даже не упоминали о крупном встречном сражении августа 1942 г. в районе Зубцова, Б.Лебеденко, изучая управление танковыми и мехпнизированными корпусами в операциях, не рассматривал действия таковых на ржевско-вяземском плацдарме летом и зимой 1942 г. 12
Целый ряд сражений, крупных операций на ржевско-вяземском плацдарме не удостоился внимания историков, и не заслужил даже упоминания в мемуарной литературе. Так, например, в справочной военно-исторической литературе в составе Ржевско-Вяземской наступательной операции 1942 г. называется Ржевская операция, но какие армии её проводили, как она осуществлялась, не раскрывалось. В некоторых работах по истории воинских соединений ряд армейских операций на этом участке фронта также названы Ржевскими, но полного описания не получили. 13
Нет подробного описания истории окружения и выхода из него частей 29-й армии в феврале 1942 г., по крупицам приходилось собирать сведения о действиях немецких войск по очистке тылов группы армий “Центр” в мае-июле 1942 г. и оборонительных действиях советских войск в это время. Основное внимание при этом уделялось успешным действиям группы генерала Белова и лишь констатировался факт окружения и боев в окружении войск 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта. Не подверглось изучению крупное встречное сражение 9-10 августа 1942 г. между реками Держа, Вазуза и Гжать в рамках Ржевско-Сычевской операции. В нем, кроме других частей, участвовало с двух сторон 1500 танков. И это на год раньше Прохоровки! Лишь Л.М.Сандалов в своих работах в самых общих чертах касался этого сражения. 14
Можно предположить, что ряд операций на данном участке фронта наверняка рассматривался военными историками, но их работы не были обнародованы и не стали известны широкому кругу исследователей.
В 1950-1980-е годы вышло большое число работ по истории отдельных родов войск, частей и соединений. Большинство из них грешили тенденциозностью, недомолвками, неточностями, а иногда и искажениями. Так, например, как только речь заходила об участии частей в операции “Марс”, сразу совершался прыжок к началу 1943 г., как-будто никаких серьезных событий в конце 1942 г. в районе ржевско-вяземского выступа не происходило. Своеобразная “дыра” в общем ходе военных действий! Справедливости ради следует отметить, что и в этих изданиях можно найти интересные факты и даже цифры. 15 Все авторы, которые в той или иной степени касались истории боев в районе ржевско-вяземского плацдарма, отмечая в целом их ожесточенность, иногда называли цифры потерь противника в отдельных боевых эпизодах, но при этом не называли цифры потерь советских войск на этом участке фронта.
Обобщая анализ литературы этого периода о боях за ржевсковяземский плацдарм, следует сказать, что советская историография в целом продолжала следовать традиционной точке зрения, не придавая особого значения этим боям. Оценку знаний об боях в районе Ржева дали А.Н. и Л.Н. Мерцаловы в книге “Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф”, изданной в начале 1990-х годов: “Почти ничего не известно о кровопролитных и, очевидно, безрезультатных для нашей стороны боях под Ржевом.” 16
В 1990-е - начале 2000 гг. в связи с изменением политической обстановки в стране и публикацией новых архивных материалов ряд авторов, в том числе западных, выступили с нетрадиционными взглядами на события в районе ржевско-вяземского плацдарма, попытались сломать существующие догмы и схемы в их оценке.
В ряду особо значимых публикаций по рассматриваему вопросу прежде всего следует назвать иисследование группы военных истороиков о потерях советских войск в операциях, в том числе на ржевско-вяземском выступе, в книге “Гриф секретности снят”. Несмотря на явно заниженные цифры потерь и отсутствие данных по целому ряду операций, эти сведения сразу поставили военные действия в районе плацдарма по потерям в один ряд со Сталинградской битвой. 17
Эти данные и другие новые материалы позволили отдельным российским исследователям громко заявить, что на центральном участке советско-германского фронта в 1942 - начале 1943 гг. развернулась одна из кровопролитнейших битв Великой Отечественной войны - Ржевская битва.
В 1990-е годы вышли интересные работы краеведов. Так, в книге ржевитян И.Ладыгина и Н.Смирнова “На ржевском рубеже” использовано большинство опубликованных к тому времени в нашей стране материалов по теме и воспоминания участников войны, хранящиеся в ржевских музее и архиве, но в книге отсутствует справочный аппарат. Здесь же следует назвать и публикации О.Кондратьева, и совсем новые очерки по истории ржевской земли. В последней книге Ржевская битва датируется 1941-1943 годами, при этом недельным боям в октябре 1941 г. отведено около листа, а боям в январе 1942 - марте 1943 гг. - более 25 листов. Исследователи истории Смоленщнны М.Воробьев и В.Усов, хотя и не в полном объеме, описали события июля 1942 г. в районе окружения 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса. 18
В 1998 г.в журнале “Вопросы истории” было опубликовано письмо автора данной диссертации “Не пора ли переосмыслить роль и значение боев под Ржевом ?”, а 2000 г. там же - её статья “Битва за ржевско-вяземский плацдарм”, где были обозначены основные параметры Ржевской битвы . 19
Внимание к событиям на ржевско-вяземском плацдарме заставило редакцию “Военно-исторического журнала” опубликовать целый ряд новых материалов, так или иначе связанных с рассматриваемой проблемой. Особо следует отметить публикацию журнала в № 2 за 1999 г. Здесь практически впервые названа оборонительная операция войск Калининского фронта в июле 1942 г. и официальная цифра потерь в ней. Здесь же впервые даются и официальные данные о потерях в операции “Марс”. И хотя цифры вызывают сомнения, это уже определенный прогресс в исследовании проблемы. В 2000 г. журнал, наконец-то, дал официальную версию операции “Марс”. 20
В эти годы большое внимание уделялось 1-й Ржевско-Вяземской наступательной операции. Появились работы, в которых анализировалось её проведение и были названы нетрадиционные причины гибели частей 33-й армии Западного фронта. Одним из главных виновников неудач советских войск в этой операции ряд авторов называет командующего Западным фронтом Г.К. Жукова. Подверглась критике ранее считавшаяся довольно удачной 1-я Ржевско-Сычевская наступательная операция, в частности использование армиями Западного фронта подвижных групп. Автор данной работы пердлагает новую дату завершеня этой операции и впервые в отечественной историографии дает подробное описание оборонительной операции войск Калининского фронта в июле 1942 г. 21
В 1998 г в издательстве “Наука” вышел коллективный четырехтомный труд Института военной истории МО и Центрального архива МО по истории Великой Отечественной войны, представлявший официальную точку зрения на военные события 1941-1945 гг. Главное в этом издании по рассматриваемому вопросу то, что, по-прежнему не считая бои на ржевско-вяземском выступе битвой, авторы соответствущих разделов более критически оценивают результаты наступательных операций, в том числе и последней, Ржевско-Вяземской 1943 г., в результате которой плацдарм был ликвидирован. Она названа неудачной, так как окружить и разгромить группу армий “Центр” так и не удалось. Объединив эти оценки, можно сделать вывод, что все крупные действия советских войск на этом участке фронта были неудачными, так как главная цель так и не была достигнута.
Авторы этого труда твердо заявляют, что немцы ушли с плацдарма сами, причем части первого эшелона сделали это так скрытно, что это не сразу обнаружили советские войска. В работе подчеркивается мысль о крайне больших человеческих потерях на плацдарме, а Ржевско-Вяземская операция 1942 г. названа одной из самых кровопролитных в Великой Отечественной войне. Есть в этом издании и новые моменты: хронологические рамки Ржевско-Вяземской операции 1943 г. определяются со 2 по 22 марта, а в прежних работах - 2-31 марта. К сожалению, и это издание страдает недосказанностью. Так, успешным действиям одной армии Калининского фронта по освобождению Великих Лук посвящена целая глава, а неудачным действиям восьми армий двух фронтов в операции “Марс” посвящено лишь несколько абзацев. Есть в книге и просто неточности. 22
В этот период более остро стали ставиться вопросы о роли в действиях Красной Армии в районе ржевско-вяземского выступа и ответственности за результаты этих действий ведущих советских полководцев, в первую очередь, Г.К.Жукова и И.С.Конева: “Какова мера ответственности Жукова за трагический исход операции по освобождению Вязьмы?” Наряду с традиционной апологетизацией этих военачальников, появилась резкая критика их действий, методов командования, ведения боевых действий. Даже среди военных, не позволявших себе прежде высказывать замечания по отношению к этим полководцам, появилось критическое отношение к их действиям на отдельных участках фронта. 23
К началу нового века сложилась ситуация, когда профессиональные военные историки и ведущие исследователи истории Великой Отечественной войны, преставляющие государственные органы и учреждения - Генеральный штаб, Российскую Академию Наук, признавая существование четырех крупных наступательных операций, осуществленных советскими войсками на центральном - московском - направлении в 1942 - начале 1943 гг., придерживаются традиционной точки зрения. Они не признают не только характеристику совокупности этих операций как битвы, называя события в районе выступа “действиями Советской армии под Ржевом”, “сражением”, но категорически возражают против утверждений об очень больших потерях советской армии в боях на ржевско-вяземском плацдарме. При этом продолжается практика замалчивания, например, 2-й Ржевско-Сычевской операции. Целый ряд армейских, фронтовых, и даже признанные четыре крупные наступательные операции нескольких фронтов не получили полного объективного освещения в научных трудах, а некоторые вообще никогда не рассматривались. В то же время термин “Ржевская битва” вошел в оборот в средствах массовой информации, в выступлениях на научных конференциях, используется региональными историками, публицистами, ветеранами войны, краеведами, а в марте 2000 г. был использован и руководителем Администрации Президента РФ А.Волошиным. 24
Об изученности рассматриваемого вопроса западными исследователями автор данной работы могла судить лишь по изданным в нашей стране переводам научных трудов, обзорам, сделанным отечественными авторами, и по большому числу появившихся в последнее десятилетие непереводных работ по истории отдельных соединений и частей вермахта. Интерес представляют, в первую очередь, работы немецких авторов, показывающих точку зрения бывшего противника.
Можно предположить, что первые попытки анализа боев в районе Ржева были сделаны ещё в годы войны самими участниками событий. Это позволяет утверждать факт появления в 1943 г. рукописи майора Хёке из 6-й пехотной дивизии “Пехотный батальон в боях за Ржев”, в которой говорилось, в частности, о больших потерях немецких войск. Рукопись была рекомендована к печати командующим 9-й немецкой армией В.Моделем. Но в годы войны книга в Германии не вышла по соображениям цензуры. 25
В 1950-1960-е годы были переведены на русский язык и изданы в Советском Союзе многие работы западных авторов, в том числе и немецких, что позволяло узнать их мнение о значимости боев в районе ржевско-вяземского выступа. Так, в сборнике статей немецких авторов “Мировая война. 1939-1945 годы”, изданном в 1957 г. при описании действий группы армий “Центр” на Восточном фронте немалое место уделено боям в районах Ржева и Вязьмы, говорится о постоянных беспокоящих действиях русских войск, проводится мысль о больших потерях вермахта на этом участке фронта летом 1942 г. 26
Представлял интерес перевод книги немецкого генерала К.Типпельскирха “История второй мировой войны”, изданный в 1956 г. Создавалась она при активной поддержке английского историка Б.Л. Гарта и была попыткой оценить ход войны с точки зрения немецкого генералитета. В рамках истории всей Второй мировой войны автор уделил достаточное внимание военным действиям сторон на центральном участке советско-германского фронта и в районе ржевского выступа, что свидетельствовало о значимости этого участка фронта для командования вермахта. В отличие от советских историков он писал об организованном отходе немецких войск с ржевского плацдарма. 27
В эти годы в Германии стали повляться работы по истории отдельных немецких соединений. Интерес для рассматриваемого вопроса представляли книги генерала Гроссманна, командира 6-й пехотной дивизии, воевавшей во Ржеве в 1942 г., особенно вторая - “Rshew-Eckpfeiler der Ostfront” (“Ржев -краеугольный камень Восточного фронта”), изданная в 1962 г. Название книги позволяло предположить, что автор покажет значение Ржева в масштабах всего немецкого Восточного фронта, но он описал действия одной лишь немецкой 9-й армии группы армий “Центр” между Сычевкой, Зубцовом, Ржевом, Оленином, Белым. При этом к книге прилагались схемы всего ржевско-вяземского выступа. По мнению автора, с октября 1941 г. по апрель 1943 г. было шесть сражений вокруг Ржава. Четыре их них хронологи.
 

Более полувека прошло со дня окончания Великой Отечественной войны, но до сих пор события 1941-1945 гг. привлекают к себе внимание историков, ветеранов, любителей военной истории. Особенно это относится к тем страницам войны, которые в советское время были отнесены к “закрытым” и не получили достаточно полного и объективного освещения в исторической и мемуарной литературе. Целый ряд событий Великой Отечественной войны был закрыт для изучения и правдивой оценки по идеологическим соображениям негласной установкой сверху. Руководство Коммунистической партии определяло как писать историю войны, как оценивать её отдельные эпизоды. Опыт войны делился на положительный, полезный для воспитания молодежи, и отрицательный, вредный и непригодный для этой цели. Последнее относилось и к истории военных действий в 1942 - начале 1943 гг. на центральном участке советско-германского фронта, в районе ржевско-вяземского выступа. Происходившие здесь события не относились к победным страницам нашей истории, считались “неудобными” и поэтому многие десятилетия практически замалчивались.
В то же время в годы войны центральное направление было одним из главных стратегических направлений действий воюющих сторон, к этому участку фронта в течение длительного времени было приковано внимание командования и Красной Армии, и вермахта, больше года в советских и иностранных газетах печатались сводки о военных действиях у Ржева, Сычевки, Вязьмы. Советское руководство во время войны ставило боевые действия в районе Ржева в один ряд с боями под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Севастополем, Одессой, с боями за Кавказ. Единственный выезд на фронт Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в 1943 г. был именно на территорию бывшего немецкого ржевско-вяземского плацдарма - в район Юхнова и под Ржев. Но как только опасный плацдарм немецких войск вблизи столицы был ликвидирован, о длительных и жесточайших боях на этом участке фронта “забыли”. Неудачные действия наших войск на этом участке фронта, неосуществленные замыслы известнейших советских полководцев, огромные человеческие и материальные потери - все это привело к тому, что советское руководство и официальная военно-историческая наука просто вычеркнули “ржевскую мясорубку” и из истории войны, и из истории страны.
В то время, как Московская и Сталинградская битвы описаны почти по часам, об обороне Ленинграда, боях за Одессу и Севастополь написаны тома, о боях по ликвидиции немецкого плацдарма на подступах к Москве советская историография давала довольно скудную информацию. Именно это, в первую очередь, делает крайне актуальным даже простое хронологическое описание истории военных действий на центральном стратегическом направлении.
Cравнения Ржева со Сталинградом - “Ржев-второй Сталинград”, Ленинградом, Брестской крепостью, которые появлялись в последнее десятилетие в прессе, свидетельствуют о том, что люди в массе своей, и даже участники войны, не знают, что же на самом деле происходило в районе Ржева. Незнание истинной истории событий в районе Ржева наблюдается и в правительственных кругах, что проявилось, в частности, в поздравлении А.Волошина, руководителя Администрации Президента РФ, участникам Ржевской битвы с 57-й годовщиной освобождения Ржева от фашистских захватчиков. В нем говорится: “Подвиг защитников Ржева (выделено автором данной работы), ценой невероятных усилий остановивших мощное наступление немецкой группировки, позволил уберечь столицу нашей Родины от захвата”.1 Администрация города Ржева, ряд ветеранских организаций в последние годы обращались к Правительству России с просьбой присвоить городу Ржеву звание “Город-герой”, или ввести для Ржева звание “Город солдатской славы”. Дисскуссия о создании в городе Ржеве кладбища немецких солдат, перешагнувшая границы города, еще более остро ставит задачу правдивого описания военных действий в районе ржевско-вяземского выступа и придает этому определенное социально-политическое звучание.
Ликвидация этого “белого пятна” в истории войны должна способствовать восстановлению исторической справедливости хотя бы через 57 лет после её окончания. Несмотря на общие неудачи наших войск в районе ржевско-вяземского выступа, ратный труд миллионов солдат, воеваших здесь, перемалывавших силы врага - весомый вклад в общее дело Победы над врагом. Сотни тысяч погибших здесь и практически забытых просто взывают о том, чтобы о них вспомнили. Честное, добросовестное, жертвенное выполнение воинского долга, зачастую даже без надежды на успех, достойно уважения и памяти не меньше, чем о дошедших до Берлина.
Наконец, актуальность иследованиия вопроса подтверждается и достаточно большим вниманием, которое проявляют к нему ряд западных исследователей, а также немецкие участники войны. В начале 1990-х годов в немецком городе Гютерсло была создана негосударственная общественная организация “Kuratorium Rshew” - “Попечительский совет Ржева”. В него вошли участники боев под Ржевом, учителя, врачи, студенты, школьники. Члены общества считают, что боевые действия в “большом пространстве Ржева” имели гораздо большее значение, чем об этом говорится в исторической литературе, этим действиям историки не уделили достаточного внимания. И хотя это общество не ставит перед собой научно-исследовательских задач, оно активно сотрудничает с молодым немецким политологом К.Затлером, который является комментатором при издании воспоминаний членов общества и переводов на немецкий язык книг ржевских краеведов.2 Необходима российская версия событий, которые получили немецкую интерпретацию. Приоритет в изучении данной темы должен остаться за российскими исследователями.
Но российские официальные научно-исследовательские учреждения не уделяют должного внимания военным действиям на ржевско-вяземском направлении. Так, например, Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации считает, что есть более важные проблемы для исследований.3
В то же время целый ряд фактов уже в советский период позволял довольно скептически относится к официальной точке зрения на эти бои как части Московской битвы. Появившиеся в последнее десятилетие новые публикации архивных и статистических материалов, исследования западных авторов, книги краеведов, воспоминания немецких участников боев просто вынуждают пересмотреть и опровергнуть официальную точку зрения. Новые и уже имеющиеся материалы в комплексе позволяют утверждать, что в январе 1942-марте 1943 гг. на московском направлении развернулась длительная, ожесточенная и одна из самых кровопролитных битв Великой Отечественной войны - Ржевская битва. Поскольку такого понятия в советской историографии не существовало, нет и работ по её истории.
Исходя из этого, объектом исследования диссертационной работы являются военные действия сторон на московском направлении центрального участка советско-германского фронта в январе 1942 - марте 1943 гг., предметом исследования - наступательные и оборонительные операции советских и немецких войск, образование и ликвидация ржевско-вяземского выступа в линии фронта в результате этих операций.
Хронологические рамки исследования охватывают период от образования ржевско-вяземского выступа в январе 1942 г. до момента его ликвидации в марте 1943 г., так как на этом выступе в линини фронта был создан немецкий плацдарм, с которого войска группы армий “Центр” длительное время угрожали столице государства. Советские войска осуществили здесь ряд наступательных операция с целью разгрома сил центральной немецкой группировки, плацдарм противника был ликвидирован в марте 1943 г. В качестве предыстории коротко рассматриваются военные действия на центральном направлении, прежде всего, на ржевском, в октябре-декабре 1941 г.
Территориальные границы исследования: основные - в границах ржевско-вяземского выступа: Белый-Нелидово-Оленино-Ржев-Зубцов-Сычевка-Гжатск-Вязьма, вспомогательные - примыкающие к выступу территории с севера до Осташкова и до Кирова с юга. Такое разделение территориальных границ объсняется тем, что основные действия по уничтожению немецкого ржевско-вяземского плацдарма осуществлялись силами Западного и Калининского фронтов в рамках выступа, но в начале 1942 г. и в марте 1943 г. эти усилия поддерживали на флангах выступа войска Северо-Западного, Брянского, Центрального фронтов.
Начало изучению военных действий на московском направлении центрального участка советско-германского фронта было положено ещё в годы Великой Отечественной войны, в рамках описания битвы за Москву. Не выделяя отдельно действий противостоящих армий в районе ржевско-вяземского плацдарма, советская историография ограничивалась лишь небольшим описанием зимнего наступления начала 1942 г. на центральном направлении. Так, например, в работе генерал-лейтенанта Е.А.Шиловского “Разгром немецких войск под Москвой”, вышедшей в 1944 г., хотя и упоминались последовавшие после поражения вермахта под Москвой зимние наступательные операции 1941/42г., но ни Ржев, ни Вязьма не назывались. Речь шла лишь об “успешном наступлении” в условиях суровой зимы, а окончание Московской битвы датировалось концом января 1942 г. 4
Сразу после войны сведения о боях в районе Ржева были минимальны и отрывочны. Советская историография начала 1950-х годов прежде всего говорила об успешной, хотя и незавершенной Ржевско-Вяземской операции 1942 г. и успешной ликвидации в результате наступления советских войск немецкого ржевско-вяземского плацдарма в марте 1943 г. При этом признавалось, что противник отвел войска с плацдарма сам. Иногда встречалось упоминание о наступлении советских войск под Ржевом в ноябре 1942 г. Незавершенность операций, неудачи подавались в свете победоносного шествия советских войск. То, что при этом искажались действительные события, во внимание не принималось. В целом, бои в районе ржевско-вяземского плацдарма не выделялись из общего хода войны. И это при том, что в переиздававшихся сборниках приказов и речей И.Сталина “О Великой Отечественной войне Советского Союза” был включен приказ от 23 февраля 1943 г., где бои под Ржевом назывались отдельно от боев за столицу и в одном ряду с боями под Сталинградом, Ленинградом и т.д. 5
Во второй половине 1950-х - 1960-е гг. появились более благоприятные условия для изучения вопроса. В официальных коллективных трудах уже более подробно рассматривалась Ржевско-Вяземская операция 1942 г., анализировались причины её незавершенности. Она рассматривалась как составная часть Московской битвы. Впервые в эти годы было сказано об окружении частей 39-й армии летом 1942 г., упоминанались наступательные действия на ржевском и сычевском направлениях в июле-августе 1942 г. При описании ликвидации ржевско-вяземского выступа говорилось об отводе с него немецких войск, но при этом оспаривались утверждения немецких генералов о планомерности этих действий. 6
Среди работ советских исследователей этого периода особо хочется выделить работу Д.М.Проэктора “Агрессия и катастрофа.” Он дал большой и интересный фактический материал, цитировал некоторые немецкие материалы, которые не были известны широкому кругу историков. Автор высказал интересную точку зрения о том, что немецкая группа армий “Центр” была исключена летом 1942 г. из активных наступательных действий вермахта потому, что вынуждена была отвлечь свои силы на борьбу с партизанами и регулярными войсками, оказавшимися в окружении в тылах группы армий, а значит действия советских войск на московском направлении сыграли большую роль в определении немецкой стратегии на Восточном фронте в 1942 г. 7
Несмотря на отдельные положительные моменты этого периода в историографии военных действия на ржевско-вяземском направлении, в частности, расширение круга рассматриваемых событий, в целом господствующей оставалась практика замалчивания и игнорирования их значительности и значимости в ходе Великой Отечественной войны. Например, в большой работе “Важнейшие операции Великой Отечественной войны 1941-1945гг.”, вышедшей в 1956 г. не названа ни одна из операций в районе ржевско-вяземского выступа. То же, о чем говорилось, оценивалось лишь с точки зрения успешных действий советских войск. Официальной была установка рассматривать все военные действия на этом участке фронта как часть битвы за Москву. Так, поздравляя ржевитян с 25-летием освобождения города от фашистов, И.С.Конев писал: “Бои за Ржев неразрывно связаны с Московской битвой...” При этом завершение Московской битвы в некоторых работах датировалось концом января 1942 г., а итоги подводились на декабрь 1941 г. Описание Ржевско-Вяземской операции если и присутствовало, то в самых общих чертах, с большими пробелами. Целый ряд фактов из истории этих боев просто не упоминался в научной и мемуарной литературе. Так, например, в статье В. Желанова “Из опыта первой операции на окружение в “Военно-историческом журнале” в 1964 г. нет ни слова о том, что параллельно с окружением демянской группировки противка шла более крупная операция на окружение основных сил группы армий “Центр” в ходе Ржевско-Вяземской операции 1942 г. 8
В 1970-1980-е годы число рассматриваемых по теме проблем ещё более увеличилось. К числу основных на центральном участке фронта были отнесены уже три наступательные операции советских войск по разгрому основных сил группы армий “Центр”: Ржевско-Вяземская (1942 г.), определенная как стратегическая, Ржевско-Сычевская (лето 1942 г.), Ржевско-Вяземская (1943 г.). Присутствовало некоторое описание этих операций, при этом внимание акцентировалось на их положительных результатах. Лишь однажды была упомянута крупная наступательная операция советских войск на этом участке фронта - операция “Марс” в конце 1942 г. Советскими историками эта операция была полностью “забыта”, хотя удалось найти ее критику как “наступательной операции Западного фронта на сычевском направлении”. Попыток соединить эти операции с участием одних и тех же фронтов, имевшие практически одну и ту же конечную цель, разворачивавшиеся практически на одной территории, не было. 9
Официальная установка в оценке боев в районе выступа оставалась прежней: “Бои в районе Ржева являлись частью общего сражения за Москву”. В работах по истории Московской битвы Ржевско-Вяземская наступательная операция начала 1942 г. продолжала рассматриваться как составная часть Московской битвы в рамках общего контрнаступления Советских Вооруженных Сил зимой 1941-1942 гг., но при этом основные итоги Московской битвы подводились, как правило, на декабрь 1941 г. Признавалось, что в районе ржевско-вяземского выступа были “многочисленные бои и частные операции”, 10 при этом было непонятно, куда отнести крупные наступательные операции советских войск летом, осенью, зимой 1942 г. и в начале 1943 г., если битва за Москву закончилась, согласно официальной периодизации, в апреле 1942 г. Если и их следовало считать часть битвы за Москву, то значит Московская битва закончилась с ликвидацией ржевско-вяземского плацдарма, т.е. в марте 1943 г. Такая точка зрения высказывалась, но официального признания не получила. В целом же, официальная точка зрения вносила неясность в оценку боев под Ржевом и их место в истории Великой Отечественной войны.
В эти годы следует отметить появление сразу нескольких свидетельств о приезде Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина под Ржев, в д.Хорошево, что прежде было поводом для споров. После этого данный факт был признан и ведущими советскими, и западными историками. 11
При наличии редких попыток, чаще всего бывших участников событий, проанализировать небольшие удачные операцию некоторых дивизий, полков, серьезных научных разработок отдельных боев, сражений, операций на плацдарме не было. Авторы старательно обходили эти вопросы. Например, А.Шиманский, начинал рассмотрение операции на окружение только со Сталинградской битвы, В.Смирнов и группа авторов под руководством О.А.Ломка, описывая встречные сражения, даже не упоминали о крупном встречном сражении августа 1942 г. в районе Зубцова, Б.Лебеденко, изучая управление танковыми и мехпнизированными корпусами в операциях, не рассматривал действия таковых на ржевско-вяземском плацдарме летом и зимой 1942 г. 12
Целый ряд сражений, крупных операций на ржевско-вяземском плацдарме не удостоился внимания историков, и не заслужил даже упоминания в мемуарной литературе. Так, например, в справочной военно-исторической литературе в составе Ржевско-Вяземской наступательной операции 1942 г. называется Ржевская операция, но какие армии её проводили, как она осуществлялась, не раскрывалось. В некоторых работах по истории воинских соединений ряд армейских операций на этом участке фронта также названы Ржевскими, но полного описания не получили. 13
Нет подробного описания истории окружения и выхода из него частей 29-й армии в феврале 1942 г., по крупицам приходилось собирать сведения о действиях немецких войск по очистке тылов группы армий “Центр” в мае-июле 1942 г. и оборонительных действиях советских войск в это время. Основное внимание при этом уделялось успешным действиям группы генерала Белова и лишь констатировался факт окружения и боев в окружении войск 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта. Не подверглось изучению крупное встречное сражение 9-10 августа 1942 г. между реками Держа, Вазуза и Гжать в рамках Ржевско-Сычевской операции. В нем, кроме других частей, участвовало с двух сторон 1500 танков. И это на год раньше Прохоровки! Лишь Л.М.Сандалов в своих работах в самых общих чертах касался этого сражения. 14
Можно предположить, что ряд операций на данном участке фронта наверняка рассматривался военными историками, но их работы не были обнародованы и не стали известны широкому кругу исследователей.
В 1950-1980-е годы вышло большое число работ по истории отдельных родов войск, частей и соединений. Большинство из них грешили тенденциозностью, недомолвками, неточностями, а иногда и искажениями. Так, например, как только речь заходила об участии частей в операции “Марс”, сразу совершался прыжок к началу 1943 г., как-будто никаких серьезных событий в конце 1942 г. в районе ржевско-вяземского выступа не происходило. Своеобразная “дыра” в общем ходе военных действий! Справедливости ради следует отметить, что и в этих изданиях можно найти интересные факты и даже цифры. 15 Все авторы, которые в той или иной степени касались истории боев в районе ржевско-вяземского плацдарма, отмечая в целом их ожесточенность, иногда называли цифры потерь противника в отдельных боевых эпизодах, но при этом не называли цифры потерь советских войск на этом участке фронта.
Обобщая анализ литературы этого периода о боях за ржевсковяземский плацдарм, следует сказать, что советская историография в целом продолжала следовать традиционной точке зрения, не придавая особого значения этим боям. Оценку знаний об боях в районе Ржева дали А.Н. и Л.Н. Мерцаловы в книге “Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф”, изданной в начале 1990-х годов: “Почти ничего не известно о кровопролитных и, очевидно, безрезультатных для нашей стороны боях под Ржевом.” 16
В 1990-е - начале 2000 гг. в связи с изменением политической обстановки в стране и публикацией новых архивных материалов ряд авторов, в том числе западных, выступили с нетрадиционными взглядами на события в районе ржевско-вяземского плацдарма, попытались сломать существующие догмы и схемы в их оценке.
В ряду особо значимых публикаций по рассматриваему вопросу прежде всего следует назвать иисследование группы военных истороиков о потерях советских войск в операциях, в том числе на ржевско-вяземском выступе, в книге “Гриф секретности снят”. Несмотря на явно заниженные цифры потерь и отсутствие данных по целому ряду операций, эти сведения сразу поставили военные действия в районе плацдарма по потерям в один ряд со Сталинградской битвой. 17
Эти данные и другие новые материалы позволили отдельным российским исследователям громко заявить, что на центральном участке советско-германского фронта в 1942 - начале 1943 гг. развернулась одна из кровопролитнейших битв Великой Отечественной войны - Ржевская битва.
В 1990-е годы вышли интересные работы краеведов. Так, в книге ржевитян И.Ладыгина и Н.Смирнова “На ржевском рубеже” использовано большинство опубликованных к тому времени в нашей стране материалов по теме и воспоминания участников войны, хранящиеся в ржевских музее и архиве, но в книге отсутствует справочный аппарат. Здесь же следует назвать и публикации О.Кондратьева, и совсем новые очерки по истории ржевской земли. В последней книге Ржевская битва датируется 1941-1943 годами, при этом недельным боям в октябре 1941 г. отведено около листа, а боям в январе 1942 - марте 1943 гг. - более 25 листов. Исследователи истории Смоленщнны М.Воробьев и В.Усов, хотя и не в полном объеме, описали события июля 1942 г. в районе окружения 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса. 18
В 1998 г.в журнале “Вопросы истории” было опубликовано письмо автора данной диссертации “Не пора ли переосмыслить роль и значение боев под Ржевом ?”, а 2000 г. там же - её статья “Битва за ржевско-вяземский плацдарм”, где были обозначены основные параметры Ржевской битвы . 19
Внимание к событиям на ржевско-вяземском плацдарме заставило редакцию “Военно-исторического журнала” опубликовать целый ряд новых материалов, так или иначе связанных с рассматриваемой проблемой. Особо следует отметить публикацию журнала в № 2 за 1999 г. Здесь практически впервые названа оборонительная операция войск Калининского фронта в июле 1942 г. и официальная цифра потерь в ней. Здесь же впервые даются и официальные данные о потерях в операции “Марс”. И хотя цифры вызывают сомнения, это уже определенный прогресс в исследовании проблемы. В 2000 г. журнал, наконец-то, дал официальную версию операции “Марс”. 20
В эти годы большое внимание уделялось 1-й Ржевско-Вяземской наступательной операции. Появились работы, в которых анализировалось её проведение и были названы нетрадиционные причины гибели частей 33-й армии Западного фронта. Одним из главных виновников неудач советских войск в этой операции ряд авторов называет командующего Западным фронтом Г.К. Жукова. Подверглась критике ранее считавшаяся довольно удачной 1-я Ржевско-Сычевская наступательная операция, в частности использование армиями Западного фронта подвижных групп. Автор данной работы пердлагает новую дату завершеня этой операции и впервые в отечественной историографии дает подробное описание оборонительной операции войск Калининского фронта в июле 1942 г. 21
В 1998 г в издательстве “Наука” вышел коллективный четырехтомный труд Института военной истории МО и Центрального архива МО по истории Великой Отечественной войны, представлявший официальную точку зрения на военные события 1941-1945 гг. Главное в этом издании по рассматриваемому вопросу то, что, по-прежнему не считая бои на ржевско-вяземском выступе битвой, авторы соответствущих разделов более критически оценивают результаты наступательных операций, в том числе и последней, Ржевско-Вяземской 1943 г., в результате которой плацдарм был ликвидирован. Она названа неудачной, так как окружить и разгромить группу армий “Центр” так и не удалось. Объединив эти оценки, можно сделать вывод, что все крупные действия советских войск на этом участке фронта были неудачными, так как главная цель так и не была достигнута.
Авторы этого труда твердо заявляют, что немцы ушли с плацдарма сами, причем части первого эшелона сделали это так скрытно, что это не сразу обнаружили советские войска. В работе подчеркивается мысль о крайне больших человеческих потерях на плацдарме, а Ржевско-Вяземская операция 1942 г. названа одной из самых кровопролитных в Великой Отечественной войне. Есть в этом издании и новые моменты: хронологические рамки Ржевско-Вяземской операции 1943 г. определяются со 2 по 22 марта, а в прежних работах - 2-31 марта. К сожалению, и это издание страдает недосказанностью. Так, успешным действиям одной армии Калининского фронта по освобождению Великих Лук посвящена целая глава, а неудачным действиям восьми армий двух фронтов в операции “Марс” посвящено лишь несколько абзацев. Есть в книге и просто неточности. 22
В этот период более остро стали ставиться вопросы о роли в действиях Красной Армии в районе ржевско-вяземского выступа и ответственности за результаты этих действий ведущих советских полководцев, в первую очередь, Г.К.Жукова и И.С.Конева: “Какова мера ответственности Жукова за трагический исход операции по освобождению Вязьмы?” Наряду с традиционной апологетизацией этих военачальников, появилась резкая критика их действий, методов командования, ведения боевых действий. Даже среди военных, не позволявших себе прежде высказывать замечания по отношению к этим полководцам, появилось критическое отношение к их действиям на отдельных участках фронта. 23
К началу нового века сложилась ситуация, когда профессиональные военные историки и ведущие исследователи истории Великой Отечественной войны, преставляющие государственные органы и учреждения - Генеральный штаб, Российскую Академию Наук, признавая существование четырех крупных наступательных операций, осуществленных советскими войсками на центральном - московском - направлении в 1942 - начале 1943 гг., придерживаются традиционной точки зрения. Они не признают не только характеристику совокупности этих операций как битвы, называя события в районе выступа “действиями Советской армии под Ржевом”, “сражением”, но категорически возражают против утверждений об очень больших потерях советской армии в боях на ржевско-вяземском плацдарме. При этом продолжается практика замалчивания, например, 2-й Ржевско-Сычевской операции. Целый ряд армейских, фронтовых, и даже признанные четыре крупные наступательные операции нескольких фронтов не получили полного объективного освещения в научных трудах, а некоторые вообще никогда не рассматривались. В то же время термин “Ржевская битва” вошел в оборот в средствах массовой информации, в выступлениях на научных конференциях, используется региональными историками, публицистами, ветеранами войны, краеведами, а в марте 2000 г. был использован и руководителем Администрации Президента РФ А.Волошиным. 24
Об изученности рассматриваемого вопроса западными исследователями автор данной работы могла судить лишь по изданным в нашей стране переводам научных трудов, обзорам, сделанным отечественными авторами, и по большому числу появившихся в последнее десятилетие непереводных работ по истории отдельных соединений и частей вермахта. Интерес представляют, в первую очередь, работы немецких авторов, показывающих точку зрения бывшего противника.
Можно предположить, что первые попытки анализа боев в районе Ржева были сделаны ещё в годы войны самими участниками событий. Это позволяет утверждать факт появления в 1943 г. рукописи майора Хёке из 6-й пехотной дивизии “Пехотный батальон в боях за Ржев”, в которой говорилось, в частности, о больших потерях немецких войск. Рукопись была рекомендована к печати командующим 9-й немецкой армией В.Моделем. Но в годы войны книга в Германии не вышла по соображениям цензуры. 25
В 1950-1960-е годы были переведены на русский язык и изданы в Советском Союзе многие работы западных авторов, в том числе и немецких, что позволяло узнать их мнение о значимости боев в районе ржевско-вяземского выступа. Так, в сборнике статей немецких авторов “Мировая война. 1939-1945 годы”, изданном в 1957 г. при описании действий группы армий “Центр” на Восточном фронте немалое место уделено боям в районах Ржева и Вязьмы, говорится о постоянных беспокоящих действиях русских войск, проводится мысль о больших потерях вермахта на этом участке фронта летом 1942 г. 26
Представлял интерес перевод книги немецкого генерала К.Типпельскирха “История второй мировой войны”, изданный в 1956 г. Создавалась она при активной поддержке английского историка Б.Л. Гарта и была попыткой оценить ход войны с точки зрения немецкого генералитета. В рамках истории всей Второй мировой войны автор уделил достаточное внимание военным действиям сторон на центральном участке советско-германского фронта и в районе ржевского выступа, что свидетельствовало о значимости этого участка фронта для командования вермахта. В отличие от советских историков он писал об организованном отходе немецких войск с ржевского плацдарма. 27
В эти годы в Германии стали повляться работы по истории отдельных немецких соединений. Интерес для рассматриваемого вопроса представляли книги генерала Гроссманна, командира 6-й пехотной дивизии, воевавшей во Ржеве в 1942 г., особенно вторая - “Rshew-Eckpfeiler der Ostfront” (“Ржев -краеугольный камень Восточного фронта”), изданная в 1962 г. Название книги позволяло предположить, что автор покажет значение Ржева в масштабах всего немецкого Восточного фронта, но он описал действия одной лишь немецкой 9-й армии группы армий “Центр” между Сычевкой, Зубцовом, Ржевом, Оленином, Белым. При этом к книге прилагались схемы всего ржевско-вяземского выступа. По мнению автора, с октября 1941 г. по апрель 1943 г. было шесть сражений вокруг Ржава. Четыре их них хронологи 71059
 

Великая Отечественная война 1941–1945 годов – составная и решающая часть второй мировой войны – была самой тяжелой и кровопролитной из всех войн, когда–либо пережитых нашей Родиной. Оккупировав Польшу, Бельгию, Данию, Францию и ряд других европейских государств, используя их военно–экономический потенциал, стратегические и политические просчеты сталинского руководства, 22июня 1941г. Германия вероломно, без объявления войны напала на Советский Союз.
На нашу Родину обрушился удар агрессора огромной разрушительной силы. Общая численность 192дивизий военно–фашистского блока, пересекших границы СССР от Баренцева до Черного моря, составляла 5,5млн.человек. Враг, жестокий и коварный, уже опробовал в 1939–1940гг. свою военную машину и заставил работать на себя экономику оккупированных им стран Европы. Совокупный военно–экономический потенциал Германии и ее сателлитов вдвое превосходил то, чем располагал к этому моменту Советский Союз. На стороне агрессора было преимущество заранее спланированного внезапного нападения.
В развернувшейся  *  по масштабам и ожесточенности битве решалась судьба не только СССР, но и всей Европы, будущего всего мира. По своим политическим целям и характеру военное противоборство Германии и СССР коренным образом отличалось от войн, которые вел фашистский блок против западных государств. Отличие состояло прежде всего в том, что эта война являлась бескомпромиссной борьбой двух противоборствующих социальных систем.
Со стороны Германии война носила захватнический, несправедливый характер и преследовала решение триединой задачи. Во–первых, уничтожение социалистического государства как необходимого условия движения Германии к мировому господству. План «молниеносной войны» против СССР, утвержденный в Берлине в декабре 1940г., содержал новую концепцию военного противоборства. «Речь идет, – говорил Гитлер на совещании командующих армий в марте 1941г., – о борьбе на уничтожение. Эта война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке сама жестокость – благо для будущего».
Во–вторых, фашистский план «Ост» предусматривал «очищение» жизненного пространства на Востоке и уничтожение более 100миллионов советских граждан, не считая жертв на фронте. Колонизация захваченных земель предполагала выселение оставшихся в живых русских, украинцев, белорусов в Сибирь и другие районы (включая Африку), заселение территории до Урала немцами.
Планировалось уничтожение советской интеллигенции, низведение культуры и образования до низшего предела, полная ликвидация системы здравоохранения. Вдирективе войскам вторжения Гитлер требовал от солдат: «Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, – убивай, этим ты спасешь себя от верной гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навеки».
В–третьих, одной из ключевых задач нацистское руководство ставило, пояснял в речи 20июля 1941г. уполномоченный по оккупации Розенберг, «продвинуть далеко на Восток сущность Европы... выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования и восстановить их против Москвы». Комментируя Розенберга, начальник отдела колонизации Ветцель так разъяснял суть концепции военно–политической доктрины гитлеризма: «Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве... Дело заключается, скорее всего, в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их», создать Остраум (Восточное пространство). Этилюдоедские планы, вопреки измышлениям Резуна–Суворова, обеляющего фашистскую агрессию в бездарной фальшивке «Ледокол», Гитлер вынашивал давно. Еще на исходе 20–х годов он не скрывал, что только мечом немцы могут расширить жизненное пространство. «Когда мы сегодня говорим в Европе о новых землях, – подчеркивал фюрер в книге «Майн кампф», – мы можем в первую очередь думать только о России и подчиненных ей пограничных государствах...». Фашистская агрессия в июне 1941г. создала для нашей Родины смертельную опасность.
С первого дня война для нашего народа и его армии приобрела справедливый, освободительный, всенародный характер, стала подлинно Отечественной. По ходу развития Великую Отечественную войну подразделяют на три основных периода, каждый из которых отражал своеобразие военно–политической обстановки, результаты боевых действий Советской армии, работы тыла.
Первый период: 22июня 1941г. – 19 ноября 1942г. Вусловиях тяжелых оборонительных боев и поражений, усилиями государственного и политического руководства, всего народа страна превратилась в единый боевой лагерь. Поражение фашистских полчищ под Москвой означало крах гитлеровского плана «молниеносной войны».
Второй период:19ноября 1942г.–1943г. Героическими усилиями фронта и тыла был достигнут коренной перелом в ходе Великой Отечественной и всей мировой войны. Решающие победы Советская армия одержала в грандиозных битвах под Сталинградом, за Кавказ, на Курско–Орловской дуге.
Третий период: 1944г. – 9 мая 1945г. Он ознаменовался полным разгромом фашистской Германии, изгнанием оккупантов с территории СССР. Советская армия фактически один на один (второй фронт в Европе союзники открыли лишь в июне 1944г.) разгромила войска фашистского блока, избавила от гитлеровского господства народы Австрии, Албании, Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Чехословакии, Югославии, Финляндии, Норвегии. Днем Великой Победы стало 9 Мая 1945г.
Вступление СССР 9 августа в войну с Японией повлекло ее капитуляцию (2 сентября 1945г.).

* * *
Суровым было начало войны. Преградить путь фашистским полчищам оказалось мучительно тяжело. За годы первых пятилеток обороноспособность страны значительно укрепилась.
Однако своевременно перевооружить и обучить армию, численность которой возросла с 1,3млн. в 1938г. до 5,3млн.чел. к июню 1941г., государственно–политическое руководство не успело. Предвоенные репрессии серьезно ослабили комсостав. Грубая стратегическая ошибка И.В.Сталина в оценке начала фашистской агрессии очень дорого обошлась армии и народу. Враг захватил инициативу, оккупировал большую территорию, угрожая Ленинграду и Москве.
В условиях жестоких оборонительных сражений, отступления, эвакуации, бомбежек прифронтовых областей воины, советские люди проявили на фронте и в тылу высокий патриотизм, стойкость и мужество. Никогда в прошлом любовь к Отечеству не выливалась в столь самоотверженные действия армии и народа, как в годы Великой Отечественной войны.
Проигранный начальный этап войны не сломил народ и армию, не привел, как рассчитывали гитлеровские стратеги, к общенациональному поражению. У подавляющего большинства советских людей, молодежи, хотя были и маловеры и паникеры, отсутствовала как раз самая характерная социальная черта поражения, а именно: ощущение поражения. Напротив, народы СССР верили в грядущую Победу и делали все возможное на фронте и в тылу для ее приближения.
Программой действий по превращению страны в единый военный лагерь, мобилизации всех сил и средств на отражение и разгром агрессора стала Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29июня 1941г. Вфокусе советских и партийных органов, общественных, молодежных, оборонных организаций находилось выполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 22июня 1941г. о мобилизации военнообязанных. Загоды войны в армию и на флот призвали 31миллион человек сорока возрастов (до 1927года рождения включительно). Витоге, если в начале войны имелось 14общевойсковых армий, то в ходе ее их стало 80. В армию влилось до 80% состава ВКП(б). Смертью храбрых в боях за Родину пал свыше 3,8млн. коммунистов.
В целях мобилизации всех сил страны на отпор врагу 30июня 1941г. был создан чрезвычайный орган – Государственный Комитет Обороны. Вего состав вошли И.В.Сталин (председатель), В.М.Молотов, Г.М.Маленков, Н.А.Вознесенский и др. Сосредоточив всю полноту власти в государстве, военном строительстве, за годы войны ГКО принял 9971решение. Ониимели силу законов военного времени и оказали существенное влияние на ход и исход войны. Руководство военными действиями осуществляла Ставка Верховного Главнокомандующего.
В час испытания огнем наши армия, авиация и флот проявили беспредельную преданность народу, Родине, сражаясь за каждую пядь земли. Насмерть стояли защитники Брестской крепости, погранзаставы, воинские части и соединения. Ужевпервый день войны совершили воздушный таран 20летчиков: И.Иванов, Л.Бутелин, Д.Кокарев, Е.Панфилов, П.Рябцев... Понемецким данным, только с 22июня по 31декабря 1941г. боевые потери люфтваффе на Восточном фронте составили 3827самолетов. За первые сорок дней войны (к концу июля) только немецкие армии группы «Юг» потеряли 262тысячи солдат и офицеров, половину танков. Нигде ранее за такой короткий срок «покорители Европы» не имели столь ощутимых потерь. Но тяжелейшие потери убитыми, ранеными и пленными несла и Красная армия. В фашистских лагерях пленные подвергались преднамеренному варварскому физическому уничтожению. В итоге к февралю 1942г. из более 3млн. советских военнопленных в живых осталось 1,1миллиона.
В ходе отступления Красная армия нанесла врагу 20фронтовых контрударов. Крупное поражение под Ельней (август 1941г.), мир помнит несгибаемое мужество защитников Москвы, Ленинграда и Сталинграда, Киева и Минска, Тулы и Смоленска, Одессы и Севастополя, Новороссийска и Керчи. Этигорода заслуженно носят звание «Город–герой».
Против фашистских полчищ, вторгшихся на нашу землю, сражались вместе с армией сотни тысяч патриотов из числа рабочих, интеллигенции, служащих, молодежи, вступивших в народное ополчение. Это были добровольцы – те, кто по возрасту или по каким–либо причинам не подлежал призыву. Всего по стране подали заявления о вступлении в ополчение свыше 4миллионов граждан, в большинстве своем коммунисты и комсомольцы. Изотобранных 2миллионов сформировали 60ополченских дивизий, 200полков и много подразделений. Из36дивизий народного ополчения, участвовавших в боях, было 16московских и 10ленинградских. Создание массового народного ополчения, как это не раз было в истории Отечества, имело огромное значение для укрепления прифронтового тыла, пополнения войск обученными резервами, явилось одним из животворных истоков победы. Косени 1941г. из комсомольских организаций добровольно ушли на фронт, в резервные части 900 тысяч юношей и девушек.
Крепнущее единство народа и армии проявилось в ходе формирования на добровольных началах истребительных батальонов для борьбы с вражескими десантами и диверсантами, охраны важных объектов тыла. Всего за годы войны в составе этих батальонов действовало в прифронтовых областях около 400тысяч бойцов и более 300тысяч входило в группу содействия.
В интересах фронта, обеспечения армии и флота обученным резервом в стране развернулось всеобщее обязательное обучение населения основам противовоздушной и противохимической защиты, действиям по ликвидации последствий налетов вражеской авиации, приемам оказания первой медицинской помощи пострадавшим. Активную оборонно–массовую и военно–патриотическую работу развернул Осоавиахим. Накурсах всеобуча и добровольного оборонного общества Осоавиахим за годы войны прошли военную подготовку 18миллионов человек.
Важной составляющей частью Великой Отечественной войны, ярким проявление патриотизма советских людей, оказавшихся на оккупированной врагом территории, стало массовое партизанское движение, противодействие населения военным, экономическим и политическим мероприятиям оккупантов. Партизанское движение охватило практически всю занятую врагом территорию. Борьбу против оккупантов возглавляли подпольные обкомы, окружкомы, горкомы партии и координировал Центральный штаб партизанского движения (начальник – П.К.Пономаренко). Всего в годы войны в тылу врага сражалось с оккупантами более 6200 партизанских отрядов и подпольных групп. Миллионная армия народных мстителей на оккупированных землях РСФСР, Украины и Белоруссии нанесла фашистам ощутимый урон и заставила держать в своем тылу немалое количество регулярных частей и полицейских сил.
Вооруженные силы СССР, ополченцы, партизаны и подпольщики свято выполнили свой долг перед Родиной и в 1944г. в кровопролитных сражениях на земле, в воздухе и на море сломили врага, освободили родную землю от оккупантов. Боевые действия были перенесены за пределы страны и завершились победоносным штурмом Берлина. Советские вооруженные силы уничтожили на полях сражений 607дивизий гитлеровской коалиции, англо–американские – только 176. Второй фронт был открыт лишь в июне 1944года, когда стало ясно, что Красная армия самостоятельно освободит от фашизма всю Европу. Наши летчики уничтожили в воздухе и на вражеских аэродромах 57тысяч самолетов. Многие стратегические операции, проведенные фронтами под руководством выдающихся полководцев Г.К. Жукова, И.С. Конева, А.М. Василевского, К.К. Рокоссовского, К.А. Мерецкова, Ф.И. Толбухина, Р.Я. Малиновского, И.Х. Баграмяна признаны во всем мире вершиной военного искусства.
Советские воины, проявив беспримерную храбрость, доказали свое превосходство над очень сильным и коварным врагом. Известны имена десятков тысяч воинов, совершивших героические подвиги во имя Родины, во имя Победы. Свыше 300воинов закрыли своей грудью амбразуры вражеских дзотов, повторив подвиги политрука А.Панкратова и рядового А.Матросова. 503раза был повторен подвиг капитана Н.Гастелло, экипаж которого совершил наземный таран по скоплению войск и боевой техники врага. Вдокументах военных лет зафиксировано более 600воздушных таранов.
Героизм закономерно приобрел массовый характер. Забоевые подвиги звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина удостоились 11681человек, в том числе 87женщин. Дважды награждены медалями «Золотая звезда» 104воина, а летчики–асы А.Покрышкин и И.Н.Кожедуб , сбившие соответственно 59и62самолетов врага трижды.
Маршал Георгий Константинович Жуков удостоен звания Героя Советского Союза четырежды. Всего за годы Великой Отечественной войны за мужество и отвагу в боях с врагами орденами и медалями СССР наградили около 13миллионов человек.
Великая сила патриотизма, социального единства армии и народа проявилась не только на полях сражений. Беспримерный подвиг во имя Победы совершили труженики советского тыла, работавшие под лозунгом «Вседля фронта, все для победы!». Созданный на основе плановой экономики в годы пятилеток экономический потенциал использовался с большей эффективностью, нежели экономика государств фашистского блока. Вчрезвычайно сложной обстановке, которую сегодня трудно представить (потеря значительной части промышленности, эвакуация, бомбежки), проблему военной перестройки народ решил в  *  короткий срок – за шесть месяцев. Германии для перевода экономики на военные рельсы в мирных условиях понадобилось около семи лет, США – до пяти.
Эффективность военной экономики СССР обеспечивалась незыблемым авторитетом военно–хозяйственных планов, строгой дисциплиной и ответственностью кадров. Но еще большую роль имели инициатива и творческая мысль ученых, самоотверженный труд рабочих и служащих, ветеранов, женщин и молодежи.
Самоотверженность в труде проявили миллионы и миллионы людей. Повсюду перекрывались нормы мирного времени, рождались эффективные формы соревнования. Комсомольско–молодежные бригады начали выполнять нормы на 200, 300, 500%. Пометоду новатора–тысячника фрезеровщика из Нижнего Новгорода Д.Босого работали сотни тысяч юношей и девушек.
Народной трудовой эпопеей стало крупномасштабное перебазирование промышленности и людей из прифронтовых областей на восток. Впервый период войны было эвакуировано 2493предприятия (в т.ч. 1360оборонных), 25миллионов человек, значительные материальные ресурсы и культурные ценности. Вкратчайший срок предприятия на новых местах начали давать продукцию, нужную фронту. Главным арсеналом страны, передовой тыла стал Урал, где на заводах и фабриках ковалось оружие победы.
Всенародные усилия, военно–организаторская работа Советов, партийных, хозяйственных органов обеспечили все необходимое фронту. За годы войны рабочий класс, инженеры и техники изготовили 490тысяч орудий, 137тысяч самолетов, 103тысячи танков и самоходных артиллерийских установок (САУ). Поставки по ленд–лизу из США и Англии составили 10,8тыс.танков, 18,7тыс. самолетов, 9,6тыс. орудий или 4% о отношению к советскому производству. Заэту технику пришлось уплатить 10млрд.долларов.
Интеллектом наших ученых, конструкторов и инженеров создавались типы самолетов и танков, орудий и минометов, других видов вооружений, которые по своим характеристикам превосходили военную технику врага. Неописуемый страх наводили на немцев залпы впервые сконструированных советскими учеными реактивных установок.
В чрезвычайных условиях войны достойный вклад в победу внесли труженики колхозов и совхозов. Несмотря на временную потерю 47% посевных площадей, захваченных врагом, сельские труженики бесперебойно снабжали армию и города продовольствием, а промышленность сырьем. В 1941–1944гг. сельское хозяйство произвело 4,3млн.пудов зерна, в то время как в годы первой мировой войны в России было заготовлено и закуплено всего 1,4млн.пудов.
Всенародный характер приобрело движение за создание Народного фронта обороны Родины. Добровольные взносы денежных средств, облигаций государственных займов, ювелирных изделий, ценных вещей на нужды фронта составили огромную сумму–188млрд. рублей в ценах 1940года. Колхозники Тамбовщины выступили зачинателями патриотического движения сбора средств для закупки военной техники (танков, самолетов) для армии. Большие денежные средства на нужды обороны поступали за счет распространения государственных военных займов, составивших сумму 90 млрд. рублей. Проявлением отеческой заботы и любви народа к своей армии стал сбор теплой одежды, подарков фронтовикам, донорское движение, шефство комсомольцев и пионеров над госпиталями, повседневная социальная помощь семьям военнослужащих и многое другое.
Содеянное народом в годы войны стало подвигом миллионов, без которого победа была бы невозможна. Более 204тысяч тружеников тыла награждены орденами и медалями военной поры, 201человек стал Героем Социалистического Труда, 16миллионов награждены медалью «За доблестный труд в
Великой Отечественной войне 1941–1945гг.». Поколения советских людей военных лет сделали все, чтобы родина выстояла и победила, спасли жизнь будущих поколений.
Война, как известно, является беспощадным испытанием прочности государственных структур и общественных институтов, экономических, нравственных и духовных сил, организаторских способностей нации. История не знает такого примера, когда оказавшись в начале фашистской агрессии в тяжелой ситуации, СССР сумел устоять, перестроиться на военный лад, мобилизовать все силы народа и изменить ход войны в свою пользу. И здесь не было фактора случайности.
Растущая в ходе сражений мощь Советской армии и флота опиралась на созданный в довоенные годы экономический потенциал, на высокий интеллект и нравственные силы народа, патриотизм воинов и тружеников тыла. Массовый героизм в труде и в бою проявили все народы, входившие в СССР. Нонаибольший вклад в Победу внес великий русский народ.
Накануне войны русские составляли 60% всего населения Союза. Они явились ядром армии, составляли большинство среди генералов, офицеров и личного состава частей и соединений армии и флота.
На фронтах Великой Отечественной – важнейшей части второй мировой войны – решались задачи не только национального, но и всемирно–исторического значения. Назовем главные из них.
Во–первых, несмотря на драматизм первого периода войны, Советские Вооруженные Силы сумели преградить путь фашистскому нашествию. Они сделали то, что было не под силу армиям Франции, Англии, Польши, Бельгии и др.
Во–вторых, Вооруженные силы СССР, фактически единоборствуя с германским блоком в 1941–1944гг., сыграли главную роль в разгроме Германии. С 22июня 1941г. и до 9мая 1945г. советско–германский фронт был решающим фронтом второй мировой войны, как по количеству вовлеченных сил, так и по продолжительности и напряженности борьбы. Наши Вооруженные силы уничтожили основную часть вооружений и боевой техники противника. «Именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины», – публично заявил У.Черчилль в конце войны. Выдающийся вклад внес СССР в разгром нацизма, отмечал Президент США Ф.Рузвельт. «Французы знают, – подчеркнул Шарль де Голль, – что сделала для них Советская Россия, и знают, что именно Советская Россия сыграла главную роль в их освобождении». Сокрушительный разгром советскими войсками на Дальнем Востоке квантунской армии (9 августа – 2сентября 1945г.) вынудил капитулировать Японию и тем самым позволил подвести черту под вторую мировую войну. СССР возвратил входившие прежде в состав России Южный Сахалин и Курильские острова, получил право на аренду Порт–Артура. В состав РСФСР вошла Восточная Пруссия с Кенигсбергом.
В–третьих, Советские Вооруженные силы выполнили свою великую освободительную миссию, внеся решающий вклад в избавление порабощенных Германией стран и народов от фашистской тирании. Напомним, что из 18миллионов узников фашистских концлагерей истреблено 11миллионов человек.
Освобожденные от немецко–фашистских оккупантов страны Западной Европы обрели право на мирное демократическое развитие.
К сожалению, на Западе, спустя 50лет после Великой Победы, «история второй мировой войны настолько сфальсифицирована» – пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г.Вакувер), – и что в массовом сознании эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой». Добавим к этому, что летом 1994 года Западная Европа отпраздновала 50–летний юбилей высадки войск союзников на северо–западе Франции в Нормандии (6 июня 1944 года). Эта военная операция, вопреки истине, преподносилась как решающее событие в поражении нацистской Германии. О роли главного – советско–германского – фронта, где действительно была решена судьба второй мировой войны, будущее Европы, не было сказано ни слова. Наэтоторжество героев и ветеранов минувшей войны из России и других бывших республик СССР не пригласили.
Как уже подчеркивалось, главным социальным истоком майской Победы 1945года являлось единство народа и армии, их беспримерный патриотизм, стремление отстоять независимость и будущее Отечества. Овсенародном характере Великой Отечественной войны красноречивее всего говорят цифры. За1418дней войны в СССР было мобилизовано 28,5миллиона человек. Ежегодно в строю находились 10,5–11,5миллиона человек. Около половины из них сражались на фронтах.
Но велика была и цена Победы. Все безвозвратные потери армии и флота (убиты, умерли от ран, погибли в катастрофах, не вернулись из плена, пропали без вести) составили 8668400человек. При этом 56,7% общих военных потерь пришлось на 1941–1942 годы. На оккупированной территории, на принудительных работах в Германии фашисты истребили 13,7миллиона советских граждан.
Общие людские потери страны за все годы войны оцениваются почти в 27миллионов человек. Добавим к этому, что страна потеряла в результате фашистской агрессии треть своего национального богатства.
Да, цена Победы действительно велика. Но разве лучше было бы дешевое поражение? Что ожидало нашу Родину, наш народ, народы Европы, если бы СССР не разгромил фашистские полчища? Не было бы ни народа, ни нашего Отечества.
Общие людские потери наших союзников: Франции, Великобритании и США – составили соответственно 600тыс., 375тыс. и 450тыс. Польша потеряла 6млн., Югославия – 1,7млн.,
Китай (1937–1945гг.) – более 20млн.человек.
Велики были потери и у стран немецко–фашистского блока: Германия – 13млн. (в том числе безвозвратные военные потери более 8,3млн.), Италия, Венгрия, Румыния соответственно потеряли 500тыс., 600тыс. и 300тыс., Япония – 2,5млн. человек.
Пройдя в первой половине XX века через две мировые войны, полосу революций и малых войн, окровавленное человечество осознало необходимость выработки мер, поощряющих повсеместное уважение прав и свобод человека, его главного права – права на жизнь. Активизировалась борьба народов за мир, предотвращение новой войны. Вэтой борьбе активную роль играет Российская Федерация.
Важнейшим уроком второй мировой войны стало осознание того факта, что вся тяжесть военного противоборства ложится на плечи народов. Опыт минувшей войны и последующих «малых войн», в том числе идущих в горячих точках СНГ, еще и еще раз подтверждает, что войну легче начать, чем кончить. У войны свои законы, а исход далеко не всегда предсказуем. Термоядерная война стала бы самоубийством для человечества.
Предотвратить возможность возникновения новой, еще более разрушительной мировой войны сегодня государства могут лишь путем международного сотрудничества, сплочения всех миролюбивых сил, своевременного пресечения агрессии, откуда бы она ни исходила. Недопустим также пересмотр итогов второй мировой войны, новый передел границ в Европе и Азии, расширение военного блока на Восток.
Не следует забывать, что целый ряд государств сегодня обладает мощным ракетно–ядерным потенциалом, уровень которого остается достаточно опасным. И было бы непоправимой ошибкой для судеб Отечества полагать, что мир можно укрепить путем одностороннего разоружения, скоропалительного свертывания оборонного потенциала, сокращения армии и флота. Пора уяснить, что мир на современном этапе возможно сохранить лишь при паритете ядерных сил России с ведущими державами Запада. Тысячелетняя великая история России не оставляет сомнений, что никто в мире не будет защищать наши национально–государственные интересы, кроме нас самих.
От июня 1941–го нам завещано хранить память об уроках великой битвы, о поколении ее бессмертных героев. Вместе с тем, необходимо помнить: пока угроза войн не миновала, гарантом мира и безопасности России должны оставаться сильные, боеспособные Вооруженные Силы, достаточный уровень обороноспособности страны.

 

Песню "Двадцать второго июня, ровно в четыре часа" , которая по праву может быть названа первой в огромном корпусе фольклора Великой Отечественной войны, боец Н. И. Немчинов услышал (и записал в свой блокнот, что документально подтверждает этот факт) 29 июня 1941 года на Украине. А через месяц, 28 июля 1941 года, она была записана от красноармейца А. И. Смирнова в селе Сегожь Пучежского района Ивановской области. Такова скорость распространения фольклора и способность его немедленно откликаться на события. Потом эту песню, автор которой так и остался неизвестным, фольклористы встречали по всей стране.

a-pesni.golosa.info/ww2/folk/22junyrovno.htm

 

Прощание Славянки

 

Война… Ужасней слова нет! Над этим словом не задумывались те, кто в то страшное время недавно окончил школу, те кто радовались жизни. Война…
Она коснулась всех, включая моего прадедушку Шабанова Николая Даниловича. Я его никогда не видела, но знаю многое о нём, по словам дедушки. Николай Данилович отстаивал честь нашей Родины в самой крупной битве с фашистской Германией, он воевал под Сталинградом. Призван был в 20 лет.
Его сын, мой дедушка, до сих пор помнит своего отца и его рассказы о войне. Хорошо он запомнил, как ранили прадеда. Рядом с ним взорвалась мина, оторвало часть руки, а осколки железа впились и в другие конечности. Если бы не та санитарка, которой он даже не знал имени, не вытащила его с поля боя, то Бог знает, что было бы! Было много раненых, а до ближайшего госпиталя – 40 километров. Транспорта не было, пришлось добираться пешком.
Все вместе они останавливались в деревнях, там их кормили, перевязывали. Но выжили только самые сильные. А кто бросал своё оружие, тех расстреливали сотрудники НКВД. И вот они добрались до госпиталя. Там ему ампутировали левую руку и правую ногу.
В 1942 году он вернулся домой, но раны ещё не зажили. В памяти моего деда осталось то, что через многие годы из руки прадедушки вышел наружу осколок мины.
Мой прадед ждал появления на свет правнучки – моей сестры Маши. Но не дождался всего лишь месяца.
Иногда мы задумываемся, как хорошо, что мы живём в мирное время! Но в наших сердцах навсегда останутся те люди, которые защитили нашу Родину, в том числе и мой прадед…
 
Готовила материал для стенда, может кому-нибудь пригодится. В прикреплённом файле -частушки и плакаты времён Великой Отечественной.
 

...

Страницы: 1 2 След.
Вход