ФОРУМ
Страницы: 1 2 След.
Чернильница, Творческие работы учеников, презентации, буклеты и т.д.
 

Показать, какие работы создают ученики.

Обмен опытом, мнениями, впечатлениями.

Это поможет активизировать творческое начало детей, продемонстрирует их возможности.

 

Школе я на день рожденья

Подарю стихотворенье.

Школе ровно семьдесят пять –

Долго будем поздравлять!

Здесь учились папы, мамы,

Братья, сестры и друзья,

И они про нашу школу

Не забудут никогда.

Приходите в нашу школу,

Вечер встречи в ней опять!

Вместе будем нашу школу

С днем рожденья поздравлять!

Вновь у школы день рожденья,

Вновь у школы юбилей!

Принимает поздравленья…

Дружно мы желаем ей

Процветанья и успехов,

Достижений и побед!

Пусть, наполненная смехом,

Проживет еще сто лет!

У первой школы юбилей,

И ты ее поздравь скорей!

Ты нашу школу не забудь:

Она покажет верный путь!

С учителями мы опять

Сдаем экзамены на «пять».

Пройдут года, но не беда –

Мы будем помнить их всегда!

И мы всегда сюда придем

На вечер встречи будним днем!

 

Рассказ министра
Я – министр подземного государства. Лет сорок тому назад в Санкт-Петербурге, на Васильевском острове, в Первой линии, где мы жили, располагался пансионат для мальчиков. Появлялся я там только в образе черной курицы, чтобы не раскрыть нашу священную тайну. Однажды я заметил мальчика, который всегда оставался в пансионате на выходные. Звали его Алеша, он был мальчик умненький, миленький и тоже обратил на меня внимание, дал мне имя Чернушка из-за цвета моих перьев. Алеша кормил меня хлебными крошками и остатками еды, выбирая самые лучшие кусочки. Однажды кухарка решила меня зарезать, но Алеша бросился ей на шею, а я убежал, крича от радости. Он даже подарил кухарке империал, подарок его доброй бабушки.
  В благодарность за спасение я решился показать Алеше, где мы живем. Мы пошли по пансиону через комнаты старушек голландок. Но мальчик был так любопытен, что, несмотря на мои запреты, попросил у кошки лапу. Она вскрикнула «Мяу!» и разбудила попугая, тот – старушек, а они – рыцарей. Когда я начал сражаться с рыцарями, Алеша упал в обморок, и мне пришлось отнести его в кровать.
  Следующей ночью мы опять отправились в подземное государство. На этот раз Алеше был послушным, он только поклонился куклам. Это было не страшно, и я без труда справился с рыцарями. Я оставил Алешу в зале, и он с большим любопытством рассматривал ее. Потом мы приветствовали короля, который исполнил заветное желание Алеши. За мое спасение он подарил мальчику конопляное зернышко. Мы побывали в саду, дорожки которого были усыпаны драгоценными камнями, прошлись по зверинцу, съездили на охоту. Алеша дал мне честное слово, что никому не расскажет о нашем подземном государстве.
  Со временем мальчик очень изменился: он перестал учить уроки, стал проказничать, заважничал перед другими и вообразил себя самым умным. Он сделался гордым и непослушным и надоел всем своим дурным нравом.
Но однажды он потерял конопляное семечко и не смог выучить урок. Учитель рассердился и заставил его учить двадцать страниц! Сначала Алеша звал меня, просил дать другое зернышко. Потом принялся учить, но давно отвык от занятий, да и выучить столько страниц было невозможно.
  Видя мучения мальчика, я принес ему зернышко, которое он потерял на дворе. Король решил пожалеть его. Но я сказал Алеше, что уже не очень хочу ему помогать, что он изменился не в лучшую сторону. Он пообещал исправиться. Но, увы! Алеша не знал, что для исправления себя необходимо откинуть самолюбие и самонадеянность. Испугавшись наказания розгами, он совсем потерял голову… и все рассказал, забыв о своем обещании. Но это не спасло его – Алешу высекли!
  Я видел, как мучается Алеша, как стыдно было ему смотреть мне в глаза. Я простил его: ведь все-таки он спас мою жизнь. Но мне разрешили увидеться с ним на самое короткое время. Наш народ в течение этой ночи должен был переселиться в другое место. Столько столетий жили мы здесь счастливо и спокойно!
  Я был осужден носить золотые цепи и, прощаясь со своим другом навсегда, просил его об одном: постараться исправиться и вновь стать тем добрым мальчиком, каким он был раньше.   И Алеша не подвел меня, утешил, он сделался примером для своих товарищей!
               (По мотивам сказки А.Погорельского «Черная курица или подземные жители»)
Д.Д.

 

Письмо подруге
Привет, Настя! Пишет тебе твоя подруга Викуля. Ты спрашиваешь, как я провожу зимние каникулы. Я в гостях у бабушки, в деревне. Каждое утро я просыпаюсь от аромата свежеиспеченных пирогов, блинов. Усаживаясь за стол для завтрака, я слушаю, как потрескивают в печке поленья, а языки пламени искрятся в щелях плиты.
Рыжий кот, сбегав на улицу, усаживается рядом и убаюкивает себя  и меня собственным мурлыканьем.
Когда солнце начинает светить ярче, я выхожу на улицу и любуюсь сказочной зимней природой. Деревья стоят, как завороженные, словно боятся стряхнуть свой праздничный наряд. Воробьи, прыгая на ветках рябины, нарушают тишину. Красные ягоды осыпаются на снег и украшают его, словно бусы – нарядное белое платье. Несмотря на сильный мороз, мне навстречу, услышав скрип снега, выбегает пес. Это Черныш, его черная густая шерсть покрыта белым инеем. С ним я играю, бегаю, прыгаю, а после веселья выношу еще теплый пирог и с удовольствием съедаю его, угощая своего товарища по играм. Когда мороз начинает щипать мой нос и щеки, я возвращаюсь домой.
Мы пьем с бабушкой горячий ароматный чай. Кот по-прежнему спит у печки. Наверное, ему снится лето.
Каждый день, проведенный у бабушки, я наблюдаю за животными, птицами, проходящими мимо людьми и думаю, что все они мечтают о лете.
До свидания! Увидимся в школе. Твоя подруга Виктория.
Вика Я.

 
Волшебная роза
Жили-были на белом свете две сестренки – Алена и Настя. Однажды летом Алена поехала к своей сестре Насте на день рождения в деревню. Машина долго петляла по полевой дороге, пересекая извилистые тропинки. Мимо мелькали кустарники и яркие поляны с цветами. Внезапно машину окружил густой лес, и сразу стало темно. Алена вышла из машины и пошла вглубь леса по узкой тропинке. Красивые бабочки, взмахивая крылышками, отдыхали на лепестках цветов. Тихо жужжали сонные жуки, а большой кузнечик, весело перепрыгнув через тропинку почти у ног девочки, приглашал её следовать за ним. Наконец, она пришла к небольшому озеру, на берегу которого лежал разбитый кувшин. Алена хотела пить, но как это сделать, она не знала. Взяв черепок в руки, она подошла к воде и только наклонилась, чтобы набрать воды, как вдруг услышала голос: «Собери меня, чтобы я стал целым, набери в меня воды и полей розы, которые растут позади тебя».
Все сделала Алена, как просил кувшин, и произошло чудо: на её глазах сухие, поникшие розы стали распускать свои бутоны и превратились в прекрасные цветы невиданной красоты. Девочка подумала и решила, что лучшего подарка для своей сестры она нигде не найдёт. Она взяла три куста роз и вернулась к машине. Розы благоухали. От них исходил волшебный аромат, над ними летали бабочки, красивые птицы пели для них песни, а кузнечики так трещали на своих скрипках, что они ломались. Алена была счастлива, представляя, как она сейчас преподнесёт свой подарок сестре.
Навстречу ей из дома выбежала красивая девочка в длинном розовом платье и с большим бантом в волосах. Увидев Алену с розами в руках, она остановилась и капризно спросила: «Это мне? Но ведь я не люблю розы, я боюсь уколоть палец!» Алена успокоила сестру, они вместе пошли в сад и посадили волшебные розы недалеко от дома. Красная и белая розы чувствовали себя прекрасно, а розовая была грустная, и с ее нежных лепестков на землю падали хрустальные слезинки. Никто не обратил на это внимание, все весело побежали играть, потому что был праздник. Дети резвились на лужайке, деревья были усыпаны разноцветными фонариками, было много сладостей, и всем было хорошо.
Вдруг Настя услышала тихий шепот, кто-то позвал ее к розам. Розовая роза уже не плакала, она тихонько светилась и сказала девочке: «Я очень хочу туда, откуда меня привезли. Я должна быть там к утру, потому что я не простая роза, я – принцесса. А мой принц – разбитый кувшин. И если ты меня сейчас туда не отнесешь, то тоже будешь самой несчастной. Доброта – это прекраснейшее человеческое чувство. И если тебе сейчас будет больно от моих шипов и польется кровь из твоих пальчиков, ты все равно должна это сделать».
Луна освещала дорогу, по которой шла Настя, неся в руках розовую розу. И как только она дошла до той поляны, где нужно было оставить ее, кувшин, который лежал у воды, превратился в прекрасного юношу, а роза ожила и на глазах у Насти превратилась в красивую юную девушку. Какое было счастье смотреть на это!
Взявшись за руки, они пошли по тропинке, все дальше и дальше уходя от девочки.
«Может, это была сказка, а может, и нет», - подумала девочка и пошла в сторону дома.
Утром, проснувшись, она вышла в сад и ахнула от неожиданности: куда бы она ни посмотрела, повсюду были прекрасные розы. Они тянули к ней свои стебли, качали бутонами, и каждый куст хотел, чтобы девочка прикоснулась к нему своими руками, и ни один шип, который был острее иглы, не поранил ее пальчики.
Это был самый счастливый день в жизни Насти, и она поняла, что доброта и красота должны жить на земле всегда.
Алена Е.
 

Баба Мотя

  Баба Мотя слыла когда-то на селе первой красавицей. Но время неумолимо. Скоро ей исполнится 87 лет. От непосильной работы сгорбилась спина, стали плохо ходить ноги. Лицо уже давно изрыто морщинами, большие темные руки в узловатых жилах. Но я люблю эту старушку: люблю её прищуренные добрые глаза, часто подернутые слезой, люблю ее певучий голос, люблю ее рассказы.

   Многое помнит баба Мотя: и коллективизацию, и раскулачивание, и время массовых репрессий, и войну, и освоение целинных земель. Несмотря на преклонный возраст, память у нее прекрасная, да и рассказчица она еще та. Всегда-то она все приметит, вовремя вставит свое мудрое словцо, и после разговора с ней долго думаешь и размышляешь. Так было и на этот раз.

  - Родилась я  25 мая 1921 года в селе Киша Ремонтинского района Ростовской области. Закончила школу, работала в селе. В 1941 году вышла замуж за Ивана Семеновича Литовкина. Вышла по любви, жили дружно да ладно, весело. А когда поняла, что жду ребенка, не ходила – летала от радости. Беда пришла нежданно- негаданно. Началась война! Ванечку на фронт забрали. Одной тяжело было, вот и перебралась  жить к матери. Вскоре после рождения сына, оставив его с мамой, вышла на работу телефонной связисткой. Кроме этого, помогала совхозу, да и свой огород, хозяйство отнимали немало сил. Но жаловаться не ко времени: все жили так, работая под девизом: «Все для фронта, все для победы». Единственная радость – письма с фронта да сын. Считала каждый день разлуки с мужем. Сердце замирало, когда почтальонка подходила к нашему дому (многие в селе уже получили похоронки). Но беда поджидала в другом месте: заболел и умер сын. Почернела вся, осунулась, не сердце – камень. А мысль одна: как Ивану скажу, что сыночка нашего не уберегла. Теперь только и жила надеждой встретиться с ним, хоть одним глазком его увидеть. Ходила, как заведенная, никого не видела, ничего не слышала.

Однажды пришла на работу, а моя сменщица, Полинка, сидит с глазами, полными ужаса, и вся трясется от страха.

- Что с тобой? – спрашиваю.

- Немцы, - дрожащим голосом произнесла она, - немцы близко!

Через несколько дней в село пришел враг. Вечером мы сидели с мамой за столом: каждому по две картохи да небольшой кусочек хлеба. Скрипнула дверь – на пороге показался немец. Мы онемели. Тишина… Только слышно, как бьется о стекло муха. Он подошел к столу, взял хлеб и съел его.

Немецкие танки, мотоциклы, машины были повсюду. Немцы расселились по домам, в школе сделали штаб. Соседнюю деревню, где жители пытались оказать сопротивление, сожгли дотла. Несколько человек у нас в селе расстреляли. Жили в постоянном страхе и голоде: фашисты забирали все. Слышали, как убивалась соседка, когда немцы увели корову, единственную кормилицу (а в семье детей шестеро), но помочь ничем не могли. У нас тоже все яички, молоко, зелень и овощи с огорода забирал наш «постоялец».

Однажды мама доила корову, он пришел в сарай, стоит и ждет, улыбается. «Ну, - думаю, - все! Попрощаемся и мы со своей буренкой!» А он забрал молоко и сказал: «Спасибо, матка».

Это сейчас я понимаю, что он, по сравнению с другими, был неплохой: нас не обижал, помогал даже иногда. Но тогда ненавидела его лютой ненавистью. И знаешь, самым трудным в то время был не голод, не страх, а невозможность выразить свою ненависть. Ни словом, ни взглядом. Убить могли сразу же. Вот и ходила, потупив глаза. А когда наши стали наступать, немцы совсем озверели. Но страшно было уже умереть не от фашистской пули, а от нашего снаряда. Столько времени ждали: почитай, лето, осень и зиму под немцами жили!

Во время бомбежки прятались в погребе. Об одном бога молила: только бы в живых остаться. Один раз почти два дня в погребе провели. Бой был страшный. А когда выбрались да наших солдатиков увидели, были безумно рады. Уж и не знали, куда их усадить, чем угостить. Помиловал нас Господь! А людей-то погибло тогда немало. Схоронили всех, поплакали… Но жизнь идет своим чередом. Первым делом избу с мамой отмыли, чтоб и духу немецкого не было. А тут и весна пришла. Сев, посадка – завертело, закрутило всех. Да и радостно: наши-то гонят фрицев, скоро войне конец.

- Пойду я, дочка, прилягу, устала что-то, - смахнув слезинки со щеки, сказала баба Мотя.

В доме стало тихо, только постукивали на стене ходики. Вот ведь как бывает: бежишь куда-то, торопишься, стараешься все успеть в бешеном ритме сегодняшней жизни, а в себя заглянуть, поразмыслить, времени не хватает.

У Матрены Григорьевны Литовкиной времени предостаточно. Сейчас она живет в городе Обь вместе с сыном, родившимся после войны. Спешить ей некуда. А я, бывая у нее в гостях, изучаю историю нашей страны не по книгам, а по рассказам бабы Моти.

Вечно скорбит моя страна по утратам  в многочисленных битвах за свободу. И всегда замирает сердце, когда смотрю на сгорбленных старушек у памятников и обелисков. Почему мне не хочется говорить громких слов, а хочется просто поплакать?      

            Надежда К.

 

Вы можете увидеть фотографии нашего земляка, Героя Советского Союза Н.Ф.Аргунова.

 
Быстро летят годы… Для нас Великая Отечественная война стала историей. В этом году исполняется 65 лет со дня ее окончания. За это время выросло несколько поколений людей, которые не слышали автоматных очередей и взрывов бомб. Но война не исчезает из памяти поколений, забывать те дни нельзя. Годы войны были невыносимо тяжелыми для всех людей. Но особенно страдали дети, от голода, от холода, от потери близких людей. Война лишила их детства. Глядя на кадры военной хроники, мы видим, как маленькие мальчишки и девчонки на своих неокрепших плечах выносили все тяготы войны. Миллионы детских судеб были искалечены страшными испытаниями.
В нашей семье на войне без вести пропал мой прадед Георгий Ахапкин. О нем я знаю очень мало.
Другой мой прадед, Прокоп Васильевич Саранча, прошел всю войну, участвовал в боях за Новороссийск, там был ранен.
Родственники моей бабушки, до войны жившие в Ленинграде, оказались в блокаде. Многие из них умерли от голода.
Немецкие войска оккупировали большие территории на западе нашей страны, в число которых входила и Псковская область, где в то время проживала семья моей бабушки. Из ее рассказов я узнала о страшных событиях, которые произошли с ними.
Моя бабушка, Ахапкина Нина Михайловна, родилась в маленькой деревушке Гривна Псковской области. В деревне – всего одиннадцать домов. Когда началась война, бабушке было восемь лет. Деревня стояла на отшибе, поэтому долгое время ни партизаны, ни немцы в нее не заходили. Рядом с деревней – густой лес, топкие болота. Туда чаще всего и попадали снаряды.
Немцы пришли в деревню осенью 1943 года. Всех в приказном порядке, ничего не объясняя, посадили на подводы и под конвоем повезли на железнодорожную станцию. Некоторые по дороге сумели сбежать в лес. У бабушки такой возможности не было: ее отец - инвалид (у него были парализованы ноги), а мама - беременная. Тогда отец решил: «Что будет, то и будет».
Всех загрузили в поезд и повезли (как выяснилось позже – в Литву). По дороге дети простудились, очень тяжело заболели. Бабушка помнит эти события обрывочно. Когда Красная армия прорвала блокаду Ленинграда и перешла в наступление, немцы погнали эшелоны с пленными дальше. Так они попали в Чехословакию, в лагерь для работы на оборонном заводе.
«В тот момент из нашей семьи там было пять человек: отец, мать, я, сестра и брат, родившийся уже в лагере, в городке, находившемся недалеко от Пльзени, - вспоминает моя бабушка. – Весь лагерь, на территории которого находился оборонный завод, был огорожен трехметровым забором. Все взрослые были обязаны работать. По их рассказам, они изготавливали какие-то стальные цилиндры. Бежать было некуда. Иногда разрешалось выходить в город, но на улицах можно было находиться недолго, примерно до восьми часов вечера. За нарушение этих правил полагалось наказание – 25 ударов палкой по спине (палки были длиной около метра).
К местным жителям – чехам – фашисты тоже предъявляли строгие требования: им нельзя было общаться с пленными, категорически запрещалось передавать продукты или одежду. За любой такой проступок человека, пожалевшего голодного заключенного, на месяц лишали продуктовых карточек. И все-таки находились люди, которые, рискуя, помогали нам чем могли. Из обуви у меня были старые мамины сапоги, в которых я ходила без чулок, на босу ногу. Чулки дала мне местная жительница. Постоянно хотелось есть. Каждый день выдавали по 70 граммов хлеба на ребенка, очень редко давали картошку».
В конце войны пленных из лагерей немцы вывозили составами, не успевая уничтожать их на месте, для того чтобы наступающие части противника не смогли освободить такое количество заключенных.
Бабушка вспоминает: «У нас за забором проходила железная дорога. Однажды туда пригнали целый состав, примерно 30 вагонов, с военнопленными. Три дня им не давали ни есть, ни пить, не выпускали даже в туалет. Мы собирали все, что у нас было из продуктов, заворачивали в тряпочки и пытались добросить до них. Если охранник замечал передачку, то отбирал ее и швырял обратно. В этих вагонах были и французы, и итальянцы, и американцы, и русские. Среди пленных были даже чернокожие, которых мы видели впервые.
Группа военнопленных устроила побег. Один из них пришел к нам ночью в барак. Мы дали ему какую-то одежду, накормили, и он ушел. Одежду его мы сожгли в печке. Обнаружив побег, охранники пустили по следу служебных собак. Одна из собак привели их в наш барак. Всех нас они согнали в угол, все перевернули, штыками проткнули соломенные тюфяки, но никого не нашли. Потом мы узнали, что сбежавших все-таки поймали и всех (сто шесть человек!) расстреляли.
6 мая 1945 года нас освободили американцы».
Бабушка очень редко вспоминает военные годы. И хотя она была очень маленькой, ее детская память запечатлела ту бесчеловечность и жестокость, которую проявляли фашисты к людям. Спустя столько лет, слушая бабушкины рассказы, я поражаюсь, сколько страданий и боли пришлось вынести людям, пережившим войну!
Нина С.
 
     Пионерский лагерь имени адмирала Нахимова. И я в нем! Каждый день разнообразные учения, спортивные мероприятия, уроки памяти. Нам рассказывают о воинской доблести, показывают на исторических примерах, каким должен быть воин – защитник Родины. Одно из учебных занятий посвящено Великой Отечественной войне. Нам рассказали, в каких тяжелейших условиях сражались наши бойцы, какие лишения испытывали люди в тылу. Но большее впечатление на меня произвел рассказ мальчика, который был со мной в одном отряде. Вечером, когда мы легли после отбоя, он рассказал нам о своей бабушке.
   … Вечером, после просмотра военного фильма, бабушка решила рассказать мне о том, что пережила в войну она:
   - Страшно, больно вспоминать. У нас ничего не было. Жили мы в Орловской области, в Знаменском районе, в деревне Городище, в заброшенной землянке. Войну фашисты начали без предупреждения 22 июня 1941 года. В четыре утра женщины и дети в деревне проливали слезы, узнав об этом известии. Но слезы их никому и ничем не могли помочь.
  В нашей семье было шесть детей. Отец ушел на фронт. Мне было восемь лет, я закончила первый класс. В августе наши войска стали отступать. Начальство уехало. Две недели никого не было видно. Потом появились немцы. Они стали отстреливать коров, кур, свиней. Занимали лучшие дома, а жителей выгоняли на улицу.
  Зима для нас была очень суровой. Ели мы мелкую картошку из чугунного котелка. Соль стоила очень дорого. Мама покупала ее в малом количестве. Каждому доставалось по крохотной щепотке.
   Вскоре немцы погнали народ. Мы шли всей семьей. Дороге не было конца... С двух сторон – конвой. Ночевали на сырой земле. По вечерам подъезжала машина, оттуда фашисты кидали в толпу куски хлеба. Мы, умирающие от голода, бросались на этот хлеб, давя друг друга. Немцы относились к нам, как к скоту.
   Остановились мы на станции Почин, около деревни Барики. Я смутно помню составы… Все пути были заняты. Подошел к нам румын и сказал: «Если можете, бегите в деревню. Сейчас немцы начнут расстрел». И вправду, только мы скрылись за деревьями, как послышались выстрелы и беспомощные крики людей.
   В деревне нас приютила старая бабушка. У нее мы прожили неделю. Чтобы не умереть от голода, ходили и просили милостыню. Да много ли нам могли дать!
Скоро в деревню вошли фашисты. Крики, паника! Немцы брали факелы и поджигали соломенные крыши домов. Из горящих изб пытались выбраться люди. Спаслись не все. Выжившие бежали в овраг, который находился за деревней. К четырем утра все стихло. А в пять появились русские солдаты. Нашему счастью не было конца! Безмерно счастливые, мы отправились домой. Нам было уже все равно, как мы одеты, мы даже забыли о еде.
 Наконец-то пришли в свою деревню! Землянка наша сохранилась. Жизнь потихоньку налаживалась. Вскоре открыли школу. Я очень хотела пойти туда, но мама говорила, что мне нечего надеть. Но я все равно пошла в школу, потому что очень хотела учиться.
   Парты почти все были разбиты. Собрали их, как смогли. На класс выдавали один учебник, Писали на клочках газет. На контрольные работы выдавали маленький кусочек чистой бумаги. Когда возвращались из школы, дома не было и крошки хлеба. Собирали колоски, щавель, травы, мерзлую картошку.
   С трудом дождались победы. В этот день плакали от радости все. Каждого вернувшегося с фронта встречали как родного…
   Тут бабушка замолчала. Я посмотрел ей в глаза: они были полны слез.
   Эта история, рассказанная не учителем, а моим ровесником, произвела на меня огромное впечатление. А ведь такой была судьба многих людей. Это было тяжелое время, когда одни гибли на фронте, другие попадали в плен, а третьи самоотверженно работали в тылу. Это было время, когда мы победили!
Андрей М.
 
  У Савелия Прокопьевича Мамонова – девять братьев и три сестры. Поэтому стремление жить собственной семьей, в которой уже подрастали дочери, было оправданным.
  В поисках свободной земли отправился в Сибирь. Осел в 1934 году в деревне Новомихайловка Коченевского района. Начал обживаться. Смастерил землянку, в которой и остались пять дочерей и жена в тревожном 1937 году.
  Боль и чувство несправедливости остались в сознании двенадцатилетней Полины, с гордостью носившей пионерский галстук. Теперь, как дочери «врага народа», носить его было нельзя.
  Школу Полина не бросила, хотя и давалось ей это с большим трудом. Упорно тянулась к знаниям, много занималась, любила читать. Чтобы прокормить семью, мать и старшая сестра устроились на работу. А на Полину остались две маленькие сестренки и хозяйство. Едва звонок с урока – бежала домой: посмотреть, все ли в порядке. Бывало, застанет сестер на улице раздетыми в непогоду, заведет их в землянку, обогреет, даст перекусить, а сама вновь бежит в школу.
  Семилетку окончила в 1941 году. Мечтала поступить в медицинское училище. Грозное слово «война» разрушило все планы. Плач, крики, конные повозки – уходили мужчины из деревни. Уходили на фронт. Какое тут училище…
  Осталась Полина в деревне, осенью пошла в восьмой класс. И сразу на колхозное поле: убирать урожай было некому, почти все мужчины ушли на фронт. Всю войну учеба у старшеклассников начиналась после уборки урожая, в октябре.
  Мать подрабатывала шитьем, вырученные деньги отдавали за учебу. Учились все старательно: понимали, что в такое время нельзя не учиться. На уроках изучали военное дело, готовились к самообороне. Кроме этого, помогали колхозу. Вечерами собирались у кого-нибудь на дому, пряли шерсть, вязали варежки и носки, шили кисеты, лепили пельмени, вареники и морозили их. Все это отправляли на фронт. Писали письма и вкладывали их в посылки. Иногда приходил ответ от неизвестного солдата со словами благодарности за теплые варежки и носки или вкусные пельмени и вареники.
  Закончив восьмой класс, Полина все лето провела на колхозных полях: работала штурвальной на комбайне у старшей сестры Ольги.
  Помнит Полина Савельевна вкус мерзлой  картошки (крошечную, чуть больше горошины, ее собирали глубокой осенью, когда разрешалось выходить на колхозное поле). Тогда же или ранней весной собирали колоски, в муку добавляли лебеду, крапиву, жмых и пекли лепешки. Казалось, вкуснее их не было ничего на свете. А крупная, хорошая картошка или луковица, запеченные на углях в печке, были настоящим лакомством.
  В октябре снова за парту. Класс был сильный, многие учителя (из эвакуированных) – сильные, опытные педагоги. Классным руководителем была молоденькая выпускница Новосибирского института Анна Михайловна Андреева, которую горячо полюбили ученики.
  После экзаменов выпускникам школ района устроили красивый, по тому времени, праздник в райцентре, с музыкой, танцами и угощениями. А потом в районном комитете партии объяснили, что в районе не хватает учителей. Для желающих стать учителем предложили двухмесячные курсы и заочную учебу в педагогическом училище. Согласились многие, Полина Савельевна тоже: очень хотелось быть похожей на свою любимую учительницу, Анну Михайловну Андрееву.
 Осенью 1944 года Полину Савельевну приняли в Бородихинскую двухкомплектную школу  заведующей и учителем начальных классов. Конечно, опыта не было (да и откуда он возьмется после двухмесячных курсов), но было огромное желание работать. Школа была чистая, уютная: приводили в порядок ее вместе с учениками; сами же заготавливали дрова. Ребятишки, доверчивые и любознательные, откликались на любую просьбу, слушали учителя, не перебивая, буквально боготворили его.
  Через пять лет Полину Савельевну перевели в родную Новомихайловскую школу. Работать стало легче: появился опыт, закончила педучилище, а дома ведь и стены помогают. Семья к этому времени «разбогатела», перебралась из землянки в купленный домик.
  Школьная жизнь потекла своим чередом, сейчас она измеряется сорокалетним стажем.
  Давно уже Полина Савельевна Рюмина не работает в школе, годы берут своё. Но для многих она так и осталась первой учительницей и доброй наставницей.
Светлана Б.

 

Эта работа - победитель областного конкурса школьных сочинений, посвященных 65-летию Великой Победы.

 

  Совсем недавно я спросила у мамы: «Почему вы назвали меня Надеждой?» Оказалось, в честь бабушки, маминой мамы.

Судьба моей бабушки непростая. На ее долю выпало много испытаний. Ее мама, учась в школе, тайно встречалась с учителем. Но когда он узнал, что у них будет ребенок, дал понять, что с ребенком она ему не нужна. И холодной зимой 1929 года на крыльце одного из детских домов Новосибирска был найден сверток с ребенком. Это была моя бабушка. Ей дали имя Тамара Неизвестных. О годах, проведенных в детдоме, бабушка не любила рассказывать, ей было трудно вспоминать эти годы. Знаю лишь одно: была у них одна очень добрая воспитательница, она полюбила Тамару. А когда она потеряла мужа и дочь, решила ее удочерить. И стала моя бабушка Надеждой Прохоровной Черемновой, обретя новое имя, а с ним и надежду на счастье.

  Счастье обрела в своей семье. Жили сначала втроем (Ольга, Алексей, Надежда) в одной комнате, в бараке, но жили дружно, мирно, вместе радовались рождению первенца, Александра. Вскоре семья вернулась в село Отрадное. Появились на свет еще пятеро детей, последняя – моя мама Ольга (в честь моей прабабушки Урядниковой). Дети росли, разъезжались. Когда маме было 15 лет, приехали в Коченевский район, село Чистополье. Закончила она Чикскую школу № 7, уехала в Томск и поступила на исторический факультет университета. По распределению попала в Козлово, а потом в Овчинниково, где и познакомилась с моим папой.  

Надежда К.

 

Год 2010-й. Все дальше уходят от нас  те страшные,  трагические дни.  Шестьдесят пять лет отделяют нас от  победного  45-го.

Именно сегодня я хочу написать письмо и обратиться к тебе из двадцать первого века. Вехи твоего боевого пути проходили там, где через 65 лет смог побывать я, получив путевку за участие в конкурсе школьных сочинений, посвященных  65-летию Великой Победы.

Все же жизнь – удивительная штука. Я даже не мог предположить, что благодаря тебе я окажусь в Москве и Санкт-Петербурге. Я, родившийся  через двадцать лет после твоей смерти,  знающий  о тебя только по фотографиям  да воспоминаниям  родных.

Москва… Красная площадь… О чем  думал ты, проходя по ней в те далекие дни? О семье? О Родине? О том, что будет завтра?

Двадцать первый век… Твой правнук идет тем же путем. Я здесь, потому что ты, мой прадед,  в  41-м  был призван сюда из далекой Сибири для защиты Москвы. Я здесь, потому что ты стоял насмерть, не думая о себе, выполняя свой солдатский долг. Вы отстояли Москву.

Я видел Ладогу, путь через которую был единственной надеждой для жителей блокадного Ленинграда, по льду которой твоя полуторка вывозила детей на большую землю.

Благодаря  тебе  по улицам этого города ходят люди, звенит детский смех, гуляют  счастливые влюбленные, путешествующие иностранцы восхищаются белыми ночами.

А ведь этого могло и не быть. Могло не быть и меня, если бы ты не вернулся домой с войны.

Возвращаясь из Петербурга, наша группа делала пересадку в Москве. Это было в тот день, когда весь мир вздрогнул от очередного взрыва.  Снова террористы! Взрывы в метро! Ничем не оправданная кровь, бесцельная смерть невинных людей!

Ты мог погибнуть под Москвой во имя победы.  А меня в тот день могло не стать! Просто не стать!

Твои товарищи гибли за счастье других, за своих родных, за Родину. Почему же сегодня снова гремят взрывы, льется кровь? Ради чего? Кому это нужно?

В своем сочинении я писал, что многое из происходящего сегодня мне не под силу объяснить тебе. Не могу я объяснить тебе и эти смерти. По-че-му?!

Я точно знаю, что не о таком будущем своих детей и внуков мечтали вы на привалах, в редкие минуты затишья. Вы мечтали о мирной жизни, о том, что все будут счастливы.

Прости меня и мое поколение!

                                                                      Твой правнук Иван .

 

Это рассказ о нашем земляке, Герое Советского Союза А.Я.Анцупове.

Автор работы - победитель областного фестиваля "Салют Победы" в номинации "Литературное творчество".

 

Прозрачный свет слегка струится,

В хрустальных нитях застывая.

Багряный лист слегка кружится,

На землю тихо опадая.

Вдохнув осенний аромат

Прекрасной яркой хризантемы,

Я несказанно счастлив, рад;

Являя продолженье темы,

К Царице осени, колени преклонив,

Амуры возложили стрелы, луки,

На счастье и любовь благословив

Всех тех, кто был один или в разлуке.

Я не хочу прощаться с ней,

Но это невозможно, понимаю.

И, становясь теплее и нежней,

Твою любовь я в осени запоминаю...

Алена Е.

 

ТЫЛОВИЧКА
Детство и юность многих наших землячек пришлись на военные годы. Рано взрослели, рано осмысленно брали ответственность за себя и своих близких, за долгожданную Победу. Среди них-Зоя Степановна Семёнова из села Овчинниково.
Бывает, живешь с человеком в одном селе, видишь его каждый день, общаешься и не знаешь ничего о его жизни...
С самого детства знаю Зою Степановну Семёнову, но к истории её жизни прикоснулась совсем недавно. Родилась Зоя Степановна в марте тридцатого года в селе Овчинниково. Воспитывалась без отца. Мать, Логинова Антонина Васильевна, умерла, когда Зое было всего семь лет. Тут-то и началась ее "жизнь-жизненка", как говорит она. Осталась с дедом, Логиновым Василием Николаевичем. У того было три сына и дочь. Семья большая, работать приходилось всем. Началась война. Дети Василия Николаевича ушли на фронт. "И остались мы одни с дедом,-вспоминает Зоя Степановна,-завели корову, чтобы прокормиться." Деда подводило здоровье, и за хозяйку в доме была внучка.
В сорок втором она пошла в школу. Помнит первого учителя. Звали его Степан Евдокимович Фетисов. А через год - уже в колхоз, на полевые работы. Но школу не бросала. Закончила семь классов. "Не будь у меня этого образования, пришлось бы труднее!"-говорит моя собеседница.
Шла война, дед болел. Зоя Степановна бралась за любую работу, чтобы прокормить себя и Василия Николаевича. "Ходила на базар. Подою коров, солью молоко в бидоны и иду пешком до Дупленки. На пути три гати было. Пока дойду, уже обед. Потом на электричке до Новосибирска. Там продам молоко-и назад. Копейка, другая-в кармане. Так и жили."
Зоя Степановна хранит память о прошлом. Она ей дорога. Жили бедно, но об этом не думали. Помнит здание церкви, которое стояло тогда еще в селе. Правда, церковь уже не функционировала, но запомнилась тем, что возле нее каждый вечер собиралась молодежь. С особой теплотой говорит о своей подруге детства-Клаве Чередовой.
Закончилась война. Радости не было предела. Стали возвращаться фронтовики. Но работы не уменьшилось. В 1947 году Зое Степановне выдали трудовую книжку. И пошел трудовой стаж, которого за ее плечами 42 года. Работала и бригадиром, и разнорабочим, и в школе.Вышла замуж, родила двоих сыновей-Сергея и Николая. Теперь радуется внукам и правнукам. На пенсии, но без работы сидеть не может: копошится в огороде.
Таких людей, как Зоя Степановна, вокруг много. И они заслуживают внимания, уважения и признательности.
Надежда К.

 

ПРО БАБУШКУ ТАНЮ…
Когда-то Владиславка была процветающей деревней. Но со временем закрыли школу. И люди стали разъезжаться. Им на смену заселились дачники. Так что деревня еще жива. А постоянное население-всего единственная бабушка Таня. Знаю я ее сколько помню себя. Она еще нянчила моего папу, который тоже родом из Владиславки.
Ежегодно бабушка Таня приезжает зимовать в село Овчинниково к своей дочке Валентине Ивановне, которая живет рядом с нами. Иду раньше из школы, а моя "подружка", так прозвали нас соседи, уже сидит на лавочке и любуется красотами зимы. Я обязательно присяду рядышком, составлю ей компанию, и она поведет неспешный рассказ о себе. Собеседница она еще та.
В прошлом году у нее был юбилей, гостей понаехало много. Именинница сама накрыла богатый стол, щедро угостила всех и вдруг потребовала гармошку. И посыпались задорные частушки с приплясыванием. Надо сказать, праздник удался!
Не раз приходилось бывать мне в гостях у бабушки Тани во Владиславке. Ее домик стоит у самой околицы. Он очень низенький и старенький, но в нем так уютно, что я с большим удовольствием пожила бы там. Две небольшие комнатки. В одной из них стоит русская печь, занимающая буквально полдома. Рядом опрятно застланная кровать с подзором и старинный буфет с посудой. Там же стол, за которым мне очень нравится сидеть.
Бабушка Таня очень гостеприимна, домой я всегда возвращаюсь с полными карманами конфет. А уж какая хозяйка да труженица! В свои годы, а сколько их за плечами долгожительницы, не все знают, умудряется вскапывать землю, сажать овощи и картофель. Переделает свои дела, да еще помогает всем, кто рядом. Словом, моя "подружка" не сидит без работы.
...Годы берут свое. Иногда подводит здоровье. Но ни о каких таблетках она и слышать не хочет. Лечится народными средствами.
Как только прижмет зима, уезжает к родственникам в Овчинниково или Новосибирск. Но я знаю: пригреет солнышко, она с новыми силами начнет копошиться в своем домике, на огороде и помогать окружающим.
Надежда К.

 

                               Былина
«Окна нашей школы»
Как во области то было в Новосибирской,
Да в поселке во рабочием, во Коченеве,
Вместо старой деревянной школы первоей
Возвели близ ней красиво ново здание,
Белокаменное, трехэтажное.
Уж возрадовались дети да родители,
Со учителями вместе стали мыть, скрести,
Быстро вещи в нову школу перетаскивали,
Обживались, обустраивались, радовались.
Свою школу берегли да и лелеяли:
Краше ведь ее в поселке больше не было.
Но текли года, сменялись зимы веснами,
Стали внуки уже в школу-то похаживать.
Обветшала школа первая, состарилась,
Все-то сыпалось, ломалось да и трескалося.
И однажды возмутилися учители
(Те, которы кабинетами заведовали),
Поддержали их и техничечки,
Все, от старыих до молодушек:
- Сколько уже можно измыватися?
- Сколько можно маяться и плакати?
- Уж окошечки-то все попотрескались,
Щели в палец толщиной появилися,
Ни открыть, ни закрыть окна старые!
- Уж мы моем их, клеим, замазываем…
- Даже пленочкой забивали их.
Толку – пшик! Темно, душно в кабинете,
А свистит, дует в окна по-прежнему.
Дед Мороз их зимой разукрашивает,
Придет оттепель – с них бежит ручьем.
- И намаялись мы, и измучились:
Вся работа впустую, внапраслину!
- А начальство придет – пальцем кажет всем,
Пальцем кажет всем, приговаривает:
«Плохо, мол, замазали, девоньки,
Плохо вы окошки заклеили!»
- А что толку клеить их, окна старые,
Когда все уже в труху превратилося!
Призадумалась директор, пригорюнилась
И пошла к главе в администрацию.
Посидели там, посоветовались
И решили сменить окна на новые
(Благо в области деньги выделили).
Ну, а деньги есть – было б сказано!
Понаехала красивы добры молодцы,
Стары все окошки повытаскивали,
Повытаскивали, повыбрасывали,
А взамен поставили окошки новые,
Окна новые, красивые, тонюсенькие
(Называют их молодцы пластиковыми).
Уж поставили они те окошечки,
Дырки-сквозняки позапенили,
Положили подоконнички белые.
Без проблем теперь они открываются:
Хочешь – ставь то окно на проветриванье,
Жарко стало – во всю отвори средню створочку.
Уж возрадовались технички да учители:
Красота, лепота! Любо-дорого!
А еще говорят, что откосики
Можно все так красиво заделати,
Уголочки пустить по всем краюшкам,
Да и сетку москитну поставити.
(Жалко только: на все это денежек
Облоно уж, конечно, не выдадет).
Ну а некоторы из учительниц
Посмотрели да посоветовались
Со домашними, с домочадцами
И такие окошки красивые
Домой себе понаставили.
Дорогонько, конечно, но что сказать:
Никакой маеты, и тепло стоит,
Никакого сравненья со старыми.
И теперича те учительницы,
Со коллегами своими встречаючись.
Говорят в один голос припеваючи:
«Вы не плакайте и не майтеся,
А скореючи отправляйтеся
Во компанию – «БФК» зовут.
Коли деньги есть – сразу платите,
Денег нет – то кредит там оформите.
А окошечки-то закажете
Уж какие душе вашей хочется:
И квадратные, или с арочкой,
Даже сделают вам и кругленькие.
И работают быстро, качественно.
А уж коли вы домоседушки,
Не хотите в город поехати,
Не печальтесь: и в нашем поселочке
Есть теперь отделенье компании.
И работает там красна девица,
Выпускница школы нашей первоей.
Позвоните Татьяне, расскажите все –
Примут ваш заказ и исполнят в срок.
Остается только жить вам долго да радоваться».
Ой вы гой еси, добры молодцы!
Да уж гой еси, красны девицы!
Вы послушайте-то странничков бывалыих,
Вы послушайте сказителей былинныих!
Славу мы поем той компании,
Что окошечек таких понаделала.
Хороша да добра та компания,
«БФК» она называется!
Юлия К.

 

Каникулы 2109 года: Новосибирск – Будущий
  Утро сияло удивительными красками. Встав с постели, я убрала ее нажатием всего одной кнопки на пульте. Кто бы мог подумать, что каких-то сто лет назад всю эту работу делали руками!
  Да, многое изменилось с тех пор. Вчера мы были на экскурсии «Недра планеты Земля». В огромной прозрачной кабине мы спустились под землю на глубину до 100 километров. Заходя в различные отсеки, на разной глубине мы видели залежи каменного угля, железной руды, сланцев, нефти, газа и других полезных ископаемых. Все это было почти истрачено людьми в 21 веке. Но сейчас оставшиеся запасы лежат в неприкосновенности, и люди могут наблюдать, как постепенно пополняются кладовые Земли.
  Побывали мы и на батуте «Гейзер». Каждый из нас был помещен в специальную капсулу, находящуюся над резервуаром.В него поступает пар от раскаленной магмы. Накопившись, он с силой выбрасывается, и тогда капсула взлетает высоко-высоко. Потом медленно опускается. Батут работает по принципу гейзера, поэтому так и называется. Удивительные ощущения!
  После экскурсии мы с подругой решили подготовить проект (это было наше домашнее задание по природоведению на каникулы). В стереокомпе мы нашли материал о том, каким был климат в Новосибирске 100 лет назад. Оказывается, раньше была зима, выпадал снег, стояли сильные морозы. Надев стереоочки, мы увидели все это, даже холод ощутили. А вот моя бабушка помнит эти времена!
  Однако глобальное потепление сделало климат в Сибири теплым. Почти круглый год – лето. В связи с таянием ледников границы суши и моря сильно изменились. Новосибирск стал похож на Венецию, море – рукой подать.
  Я подошла к огромному окну во всю стену, и вот оно: блестя на солнце, передо мной раскинулось море. Его перламутровая поверхность вызывает во мне чувство блаженства. Этот день я решила провести на море.
  Взяв с собой тритофон и ракушки с различными мелодиями, я отправилась на яхту. Вышла в море, опустила в воду водоскоп и стала рассматривать обитателей глубин. Какие удивительные существа там жили!
  Причудливые рыбки, искрящиеся, как люминисцентные лампы, извивающиеся гады, необыкновенные растения. Описать это трудно, а вот наблюдать за этим интересно.
  Я захотела оказаться там, рядом с ними. Забравшись в маленький батискаф, я опустилась на самое дно. Стайка рыб проплывает мимо, некоторые задевают меня. Вот они, рядом, на расстоянии вытянутой руки. Они удивленно таращат на меня свои выпученные глазки. А вот раскрыла свою пасть акула, но мой батискаф ей не по зубам. Раздосадованная, она спешит за рыбками. Прогулка в морских глубинах поражает мое воображение. Морские растения, красивые ракушки, поющие разными голосами, многочисленные снимки будут напоминать о чудесных каникулах.
  После обеда я посмотрела кино по телекупу. При работе телекупа образуется невидимая пленка, на ней отображаются события фильма, которые происходят, как наяву. Как если бы шел бой, а ты стоишь рядом и смотришь на происходящее со стороны. Это очень удобно: нет экранов, включить можно где угодно. Маленькая трубочка с отверстием, кнопка-переключатель – и все.
  Вечером я собрала вещи для межпланетного полета. Наш класс решил провести четыре дня каникул в созвездии Скорпиона. В наше время это стало таким обычным и доступным делом, как поход в соседний лес на пикник.
Но это уже совсем другая история.
Настя В.

 

Поскриптум
                                                                                 О. В.
Вот так обычно и бывает: был человек, и нет его, только предмет остался - история. Захожу в школу, и вроде всё как обычно: звонок, учительская, но чувствую, что кого-то не хватает - её. Я не могу сказать, что мы были друзьями (понятное дело, какая глупость, разве может учитель быть ученику другом, подумаете вы, но и так, оказывается, бывает). Просто понимали друг друга, мне нравился её предмет, а ей... наверное, - моё отношение... Для неё я покупала открытки на День учителя и Новый год, шла на уроки, когда болела, и даже читала параграф, который она задавала на дом.
       Я часто вспоминаю, как мы в классе на уроке говорили с ней о разных проблемах или задавали вопросы, которые нас интересовали. Мы никогда не боялись, что она будет нас ругать или откажется помочь. Да я и не помню, чтобы она кого-нибудь ругала. Нет, она вовсе не была мягкой или бесхарактерной, просто наше поведение, наверное, устраивало её.
Если бы тогда меня спросили о моём самом заветном желании, касающемся школы, я бы без сомнения сказала, что хочу видеть своим классным руководителем учителя истории. Я помню, как мы с друзьями тщательно продумывали наш план по превращению её в нашего классного руководителя. Я думаю, остальные тоже были бы не прочь видеть её в этом качестве, просто были не столь решительны или не столь глупы...
       Однажды на одном из уроков, когда ничто не предвещало беды и даже мой самый надёжный ориентир - левый глаз (у меня есть примета, которая работает безотказно: если чешется левый глаз, быть беде) - ничего в этот раз не почувствовал, она сказала, что подумывает об уходе из школы. Тогда никто не воспринял её слова всерьёз. Да и зачем? Наверное, каждый второй учитель говорит о том, что хочет сменить профессию, но так и остаётся в школе. А надо было наслаждаться последними часами, проведёнными вместе.
       Сейчас я понимаю, что между учеником и учителем существует какая-то связь, и работает она только в школе, потому что, встретив учителя на улице, ты никогда не задашь ему вопрос: как у вас дела? чем вы занимаетесь? Конечно, может быть, это от того, что в школе учителю в общем-то общаться не с кем и во времена, когда милые беседы с коллегами надоедают, они пытаются узнать побольше о новом поколении, а может быть, даже как-то повлиять на него... Я не знаю. Но одно знаю точно: эта невидимая связь существовала и между нами. Это когда человек просто находится с тобой в одном помещении, и тебе уже от этого приятно.
       Удивительно, но она всегда поддерживала нашу точку зрения. И неважно, что мы обсуждали: очередные попытки введения школьной формы, спецкурсы, выборы президента или зиму - всегда.
      Моя любовь относилась и к её способу преподавания, который мы, кстати, и по сей день вспоминаем с одноклассниками: «А помните, какие мы таблицы чертили?» или «Ох уж эти её забавные примеры из жизни!..»
       Ведь только теперь я понимаю, почему в девятом классе, когда дело дошло до выбора экзаменов, в списке каждого обязательно были обществознание или история.
       Так вот однажды, на одном из уроков, она объявила, что это последний урок с ней. Я до сих пор помню, что это было весной, перед экзаменами. Она улыбалась и была счастлива. Сначала я даже немного обиделась, но потом поняла, что так ей, наверное, будет лучше. А главное, чтобы ей было хорошо...
       Я редко встречаю её на улице, но даже когда встречаю, мой язык никак не поворачивается заговорить с ней. Я уверена, что она помнит меня (так, наверное, каждый из её учеников думает). История мне по-прежнему нравится, но уже как-то не так, без куража и задора.
       Наверное, в каждой школе у каждого ученика есть учитель, о котором он будет помнить всю жизнь. Ведь, как известно, не место красит человека, а человек место. И она была украшением нашей школы.
       Захожу в школу, и вроде всё как обычно: звонок, учительская, но чувствую, что кого-то не хватает...
Аня О.

 

Информация о книге, послужившей источником вдохновения   Пауло Коэльо. Дьявол и синьорита Прим. Издательский дом «София», 2004.
Недаром говорят, что люди все погибнут,
Ведь думают они, что победило зло.
Но Бог всего лишь спит, а значит, он помилует
Лишь избранных людей, поверивших в добро.
К нам дьявол не идёт, он просто нас копирует,
А вам того и надо - другому сделать боль,
Запомни, человечество: не зло тебя зомбирует,
Но помни, человечество, что выбор только твой!
Информация о книге, послужившей источником вдохновения Анна Ахматова. Стихотворения, поэмы и проза. М., «Рипол классик», 2004.
Ты умер. Нету больше смысла,
И жизни нету без тебя.
Твоя хвалёная судьба
Закончилась уж как- то быстро.
И как не кстати началась весна,
Мне хочется любить, но я не смею.
И я вечернего не жду звонка,
Я в чудеса теперь совсем не верю...
Про нас все говорят: "Вам надо бы ремня",
А мы им отвечаем: "Не стоит так сурово".
Нас видеть все хотят в конторе до утра,
А мы им отвечаем: "В искусство тянет снова".
И руки не болят - писать уже пора.
А кто- то будет петь, других не замечая,
А мы им отвечаем: "Так жизнь у нас одна".
Какой- то мудрец на листке написал:
«Я знаю: смысл в любви».
Однажды листок человек отыскал
И жене сказал: «Сохрани».
Вот так стало в мире заведено -
Любить и любимым быть.
А мне пока ещё всё равно,
Мне просто хочется жить.
Аня О.

 

Она умерла.
Ты не проси её с тобой быть нежною,
Она и так уж много отдала
Тебе, любимому и безупречному –
Каким ты будешь для неё всегда.
Она не та… Но всё сидит и ждёт,
К стеклу холодному припав щекой.
Она когда-нибудь себя убьёт
За то, что делает с ней голос твой.
Звонила, писала, ждала –
Любила…Ты скажешь: «Напрасно!».
Себя без остатка дарила,
Осталась одна – и погасла.
И снова дней вереница:
Один, второй, третий…
Сейчас уже не остановиться:
Она решила – хочет смерти.
Ты теперь ей оставь поцелуй,
Поцелуй, что так долго ждала.
Ты теперь хоть люби, хоть ревнуй…
Всё равно – она умерла…
***
Тогда предчувствия не было даже.
Осенние листья молчали.
Никто теперь уже не скажет,
Зачем мы тогда не промолчали.
О тебе жалеть бесполезно,
Как дорог ты был мне, любимый!
И пусть тебе не интересно,
Я всё же говорю СПАСИБО.
Спасибо за звонкую ложь,
Которою всё же хотелось слышать,
И тот предпоследний дождь –
В нём не было шанса нам выжить.
***
Ты опять проходишь мимо, не ко мне
Ты летишь восторженно-счастливый,
Снова бросишь свой сухой ПРИВЕТ
И одаришь взглядом торопливым.
Ты опять вознаградишь надеждой,
Ожиданьем новой бесполезной встречи.
В сотый раз останутся как прежде
Немыми приготовленные речи.
Я опять пройду с улыбкой на губах,
Продолжая не показывать отчаяния.
Я опять буду держать себя в руках,
Чтобы гордо сохранить молчание.
А при встречи колени снова дрожат.
Вздох и взгляд ты сейчас приготовишь.
И опять та улыбка, и глаза так блестят…
Но опять не ко мне ты уходишь.
***
Газ вдавить до упора -
Умчаться вдаль от тебя.
Вернуться никогда или скоро,
Уехать, но всё же любя.
Была я почти любима.
Сейчас почти не страдаю,
Но с едким запахом бензина
Всё равно тебя вспоминаю.
Удалиться б на тысячи лет
От тебя, от тебя подальше,
Чтобы твой не слышать ПРИВЕТ,
Не страдать чтобы так, как раньше.
Уйти в летний дождь проливной
И скрыться в ночи непроглядной.
Поделиться печалью с луной,
Такой же мутной и невнятной.
Но не даёт покоя твоё фото
И запах рук твоих, в воздухе ловимый.
Скорей бы скрыться за поворотом.
Прощай, несостоявшийся любимый!
***
Тихо плачет небо за окном.
Мир так пуст и неприветлив.
Тёмным стал мой опустевший дом,
Потому что ты ушёл, мне не ответив.
И синхронно капли вниз летят
С крыши, по стеклу потоком льются,
Но они не знают и молчат,
Как и я – ответа не добьются.
Как они – останусь я одна.
Небо станет посветлей.
Без тебя мне жизнь скучна,
Но ведь ты не мой теперь.
***
То утро с трудом отрывало от грусти,
А день был громаден и не по плечу,
И полон причуд и нелепых предчувствий
Был вечер. А ночь не спасала ничуть.
И первый апрель был далёк и непрочен,
И свист снегирей был, как стон – без прикрас,
И ночь расставляла в следах многоточий
Капканы коварства отточенных фраз.
И не было больно, ни даже обидно,
Но крик вырывался и рвался к лесам.
А дождь, по-весеннему любвеобильный,
Пытался утешить, хоть плакал и сам.
***
Тот тёплый август был печален.
И свежий ветер не спасал.
Но всё же лето на прощанье
Готовило прощальный бал.
И каждая звезда с отчаяньем,
Предчувствием обречена,
Летела с неба в ожиданье,
На этот бал приглашена.
Ещё хотя бы пару дней,
Пару минут, шагов, улыбок…
И мне бы быть хоть чуть сильней…
Да лето не простит ошибок!
Уже готовились надежды
Уснуть на зиму, до весны.
И стало всё таким, как прежде –
Внезапно появился ты.
Так снова разгорелось лето,
Но в середине сентября.
Как трудно вспоминать про это.
Про всё, про лето, про тебя!
Как сладок запах был духов
С помадой, болью вперемешку,
А август одарить готов тобой,
Но всё же безуспешно.
Как горек привкус тишины
С тобой тогда был. И остался.
Вернулось лето…Здесь и ты.
Но не такой, каким казался.
Ольга Ж.

 

Ляля идет на спектакль
Меня разбудил осенний луч солнца, светившего мне в левый глаз. Я посмотрела на хозяйку. Она еще спит. Подойдя к ее лицу, я сделала несколько энергичных движений лапкой по ее носу. Но она только поморщилась во сне. Я изящно запрыгнула на подоконник и стала умываться. Приведя себя в порядок, посмотрела в окно.
Осень… Засохший пион, завядшие ромашки, желтая трава…. И лужи, в которых плавают льдинки. Лысые соседские вишни… Ни единого признака жизни… Но между забором и пионом мелькнула черная молния. Еще одна черная молния, и с той стороны окна на меня выжидательно смотрит Капитан. Капитан – упитанный черный кот с белой грудкой и огромными усами. Он всегда изящен и галантен.
Сейчас весь его вид говорил: «Ляля, выйдите, удостойте меня своим общением».
Кое-как я выпросилась на улицу. Капитан вытащил откуда-то букетик свежих, красивых ромашек (и это осенью!).
- Ляля, - заговорил он. – Позвольте пригласить вас на спектакль «Трагедия Египта».
- Да, конечно.
Это популярный спектакль кота Лу из Египта: Нини любит Хори, но родители Нини хотят выдать ее замуж за Ини. Ини узнает о тайной любви убивает Хори и Нини. Они попадают в храм богини любви и семейного счастья Бастет. Бастет узнала историю Хори и Нини и решила наказать Ини. Для этого она посылает к нему сфинкса. А Нини и Хори так и остались жить в храме Бастет.
Мы пришли, расселись по своим местам. Актеры прекрасно исполняли свои роли.
После спектакля Капитан проводил меня до дома. Но не успела я запрыгнуть на окно, чтобы попроситься в дом, как на Капитана накинулись несколько котов. Началась жестокая бойня. Видимо, Коты не знали друг друга и дрались каждый за себя. Кто-то из толпы крикнул:
- Ляля! Выбери кого-нибудь уже! Сколько котов думают, что…
Но он не успел договорить: из огорода быстрым шагом шла хозяйка. Все мгновенно разбежались кто куда. Хозяйка запустила меня домой, где я поела и около четырех часов улеглась отдохнуть.
Я проснулась от тревожных сновидений. Стояла глубокая ночь. Я прыгнула на подоконник. Высоко в небе сияли звезды. А с обратной стороны окна спал преданный Капитан. Я улыбнулась своим мыслям.
Теперь-то я знала, кого выбирать.
                                           Маргарита Г.

 

Подснежник
Стоят последние дни зимы. Скоро наступит весна. Обычно к этому времени всегда теплеет, но в этом году наоборот. Когда я вышла на улицу наколоть дров, разыгралась пурга. Все холоднее становилось на улице, даже коты перестали мяукать на чердаке.
Дома тепло и уютно. Я разожгла огонь в печке, весело затрещали угли, на душе стало радостно. Наступает весна!
А где Кузьма? Я подошла к окну и ахнула. Сказочным узором разрисовал мороз мое окно. Я открыла окно и позвала своего кота. Черный, пушистый, с белой грудкой и лапками, он был моим любимчиком. Я видела, как он крадется по забору за желтогрудой птичкой. На мой зов кот обернулся, его глаза блеснули зеленым светом, и почти через минуту он прыгнул мне на плечо. Я покормила Кузеньку и отправилась читать свою любимую книгу из серии «Тридцать три несчастья». Вскоре у меня на коленях устроился Кузьма. Он мило замурлыкал свою любимую песню, и мне стало приятно, что исполняет он ее для меня. Вскоре мы с котом крепко заснули.
Я увидела сон… Солнце озарило комнату сказочным светом. Я вышла на улицу и услышала щебетание птиц, журчание ручейков, громкий звук капели. И вдруг я увидела его… Неброский, но такой нежный, такой волнующий – первый подснежник.
И я уверена, что скоро мой сон станет явью!
                                               Полина Р.

 

Сибирская зима
Хороша сибирская зима! Вся земля покрыта белым снегом. На лазурном небе светит яркое солнце. Воздух морозный и свежий. Все деревья покрыты серебристым инеем. Такая красота!
Мне нравится зимняя пора: идет снегопад, наступает Новый год и каникулы. Можно кататься на лыжах по зимнему лесу, сидеть в удобном кресле возле печки и смотреть, как танцует огонь, кататься на санках по морозу , а потом пить горячий чай.
Но больше всего я люблю кататься на лыжах. Я иду по белому заснеженному лесу, вдыхаю морозный воздух, наполненный удивительным зимним ароматом. Впереди вьется синяя лыжня, петляя между деревьями. Вокруг стоит звенящая тишина, только изредка слышно, как упадет с ветки снег, или птица перелетит с дерева на дерево, или дятел застучит где-то далеко. И кажется, что так чисто, так светло, так тихо и свежо будет всегда!
                                                    Борис Т.

 

Зимний день
На дворе – зима. Стоит чудесный солнечный день. На небе ни облачка. Снег, который шел всю ночь, покрыл землю, дома, машины белым пушистым покрывалом. Деревья стоят в тяжелых шапках, и изредка с верхушек срывается вниз снежная пыль.
На снегу, как на белом листе, четко видны иероглифы птичьих следов. Воробьи у дома дерутся из-за корочки хлеба. Им нелегко отыскать еду под белым одеялом.
Солнце высоко. Его лучи превращают заснеженную дорогу в сверкающую россыпь алмазов. Пройтись по этой «царской траве» хочется каждому.
Ребята пытаются слепить снеговика между деревьями, но у них ничего не получается. Дело в том, что на улице мороз, снег в такие дни становится сыпучим и скрипит под ногами. На горке – веселое гулянье. Слышны визги и крики, катятся вниз разноцветные санки, а на них – девчонки и мальчишки. Кто-то полил склон с одной стороны водой, и теперь сверкающая ледяная полоса ждет желающих прокатиться. Таких храбрецов хоть отбавляй!
Если долго стоять на одном месте, мороз забирается за шиворот, начинает щипать нос и уши. Хорошо бы сейчас зайти к бабушке: у нее всегда жарко натоплена печь и для гостя найдется угощение.
Жаль, что зимние дни короткие, но все равно зима – мое любимое время года.
                                                  Семен К.

 

Новый год.
Что такое Новый год?
Чудесный праздник: сто забот,
Много радости, веселья,
Сказки, шутки, поздравленья,
Хлопушки, сюрпризы, подарки…
Ах, как впечатления ярки!
                                Мария Б.

 

Мысли о весне
За окном сильный снегопад. Я сижу у камина и завороженно смотрю на маленький живой огонек. Завывает пурга, ветер стучит в окна, все бело кругом, ничего не видно. А в доме тепло и уютно.
Скоро наступит весна, появятся большие сосульки, проталины в снегу. Припечет солнышко – и зашумят говорливые ручейки.
Отважно плывут кораблики, преодолевая препятствия на своем пути. И пусть ругается мама за мокрые сапоги, необыкновенное удовольствие получаешь, если твой кораблик приплыл первым!
Маленький огонек перебегает с места на место, тепло идет от камина. А мысли о весне согревают меня еще сильней.
                                                    Настя Ч.

 

Моя мечта.
Я стою у берега реки
И смотрю в неведомые дали.
Если б были крылья за спиной,
Я бы полетал за облаками!
Я бы полетел на край земли,
Я бы покружил и над горами!
Но (увы!) мне это не дано,
И поэтому в мечтах летаю.
С умиленьем я смотрю на птиц:
Гордые, свободные, кружатся!
Не перестаю, глядя на них,
Восхищенно ими восторгаться.
Как прекрасно ввысь они парят!
То, как камень, падают на землю.
Ах, какой же это божий дар –
Видеть мир, как маленькую келью!
                         Владислав К.

 

Зима.
Белым снегом на пруду
Расстилаются морозы.
Только мыши на лугу
Все гоняются и мерзнут.
Пруд замерз, вода застыла,
Превратилась в белый лед.
Снегом все вокруг покрылось,
А медведи спят давно.
И почти что нету жизни
Уж в холодном том лесу.
Нет, вон бегают зайчишки,
И не скучно никому.
Серый волк голодный воет,
Лисы в норочках сидят.
Дед Мороз по лесу ходит,
Несет подарки для ребят.
                          Сергей П.

 

Бабушка
Я люблю наблюдать за лицами людей. Они бывают разные: веселые, грустные, задумчивые…
Недавно я наблюдал за своей бабушкой. Она сидела за столом и читала газету. Ее седые волосы падали на лоб. Она придерживала их рукой. Брови были сдвинуты к переносице. Очки плотно сидели на кончике носа. Кожа лица покрыта мелкими лучиками морщинок.
Вдруг ее губы расплылись в улыбке, брови раздвинулись, глаза сузились от смеха. Наверное, в газете было что-то смешное.
Она посмотрела на меня своими добрыми глазами, отложила газету в сторону и пошла накрывать на стол.
Вот так всегда: когда приходишь к бабушке, голодным от нее никогда не уйдешь.
Я люблю свою бабушку. Она у меня самая добрая и ласковая.
Семен К.

 

Мой брат
Есть много людей, привлекающих мое внимание. Но я выбрала среди них одного – это маленький человечек, которого зовут Даниил. Ему всего 8 месяцев. Его рост около 80 сантиметров, а вес богатыря – 12 кг. Русые волосы, темно-зеленые глаза, немного курносый носик.  Над маленькими аккуратными ушками торчат забавные кудряшки. Его все ласково называют: «Кудряшка…Сью».  На пухленьких щечках, когда он улыбается, появляются симпатичные ямочки. А когда его рассмешишь и он захохочет, видны два торчащих внизу зубика.
Все говорят, что он очень похож на девочку.
Катя Ч.

 

Поучение другу.
Друг мой, читая эту грамотку, не посмейся над нею, но прими в сердце свое.
Куда бы ты ни держал свой путь, помни, что есть у тебя верный друг, который всегда придет тебе на помощь, где бы ты ни оказался. Сам тоже будь другом верным и надежным, чтобы положиться могли мы друг на друга.
Обиды не держи на меня. Если вдруг не по нраву тебе что-то придется, молви мне об этом, и не поступлю я так в другой раз.
И пусть дружба наша крепнет год от года и не будет нам стыдно друг за друга.
Борис Т.

 

Поучение младшему брату.
Младшие всегда должны уважать старших. Приветствуй взрослых первым, иначе они сочтут это за невнимательность.
Почитай отца и мать своих, ведь они заботятся о тебе денно и нощно и никогда не пожелают тебе дурного.
Содержи себя в чистоте. И не только мой свое тело, но и говори, не применяя плохих слов, ругательств, брани. Не кури и не пей спиртного – это загрязняет твой организм, душу.
Не ленись в учении – грамотный человек в тысячу раз сильнее неуча.
Не вспоминай о друзьях только тогда, когда тебе нужна помощь. Протяни руку страждущему прежде, чем он тебя попросит, чтобы человек, нуждающийся в помощи, не испытывал унижения в просьбе.
Полина Р.

 

Сказка
«Создание правил дорожного движения»
Давным-давно в маленькой деревушке Занзара жили люди, которые называли себя жаклинами.  Их основным занятием было изобретение.
         Как - то раз пришёл в деревню странник по имени Галек. Ему очень понравилась Занзара, и он решил в ней остаться. Но, чтобы остаться в этой деревушке, он должен был что-то изобрести, и сроку на это - неделя. Галек поселился в домике старого изобретателя Иклана. День и ночь пытался Галек что-то изобрести, но ничего не выходило.
         Так прошло три дня. На четвёртый день Галек, как обычно, перед работой вышел на улицу посмотреть, не случилось ли чего нового. Всё было как всегда. Старый Урман возил на тележке металл, видимо, для очередного изобретения, Иклан отправился в лес на поиски чего-то необычного. Вдруг Галек подпрыгнул на месте, забежал в сарай, взял тележку и помчался на склад за металлом. Там он набрал много металла и отправился обратно, в домик Иклана, но двигался он уже не так быстро, как бежал на склад. Тележка была настолько тяжелой, что он еле перебирал ногами, и спина его была сгорблена. Как только он пришёл в домик, принялся за работу. Галек трудился день и ночь. И вот, наконец, всё готово. Галек отправился в хижину Мудрого Румана, но не пешком, как раньше, а на своём изобретении, которое он назвал машиной. Мудрому Руману очень понравилась машина, и он разрешил Галеку остаться в Занзаре.
          Мудрый Руман представил жаклинам   Галека и показал его изобретение.  Им оно очень понравилась, и вскоре машина была у каждого жаклина. Жаклины возили на машине металл со склада и сами передвигались на машине, куда им захочется. Но вскоре в Занзаре опасно стало ходить по дорогам. Раньше взрослые  могли спокойно ходить и ничего не бояться,  могли отпускать своих детей одних и не переживать, но теперь это было невозможно. Тогда жаклины собрались и пошли в дом Галека просить, чтобы он придумал что-нибудь, ведь передвигаться по дороге стало небезопасно.
          Галек долго думал над просьбой жаклинов, он был обязан создать какие-то правила и знаки. И вот он решил поставить на перекрёстках столб с тремя цветами радуги (жёлтым, зелёным и красным), которые будут означать «стоп пешеходам» - красный, «жди» - желтый, а «иди» - зеленый, и назвать его светофор. Также он создал множество знаков как для пешеходов, так и для водителей. Галек решил, что для пешеходов нужна отдельная дорога, и решил сделать тротуары, а чтобы жаклины без страха  переходили дорогу, он придумал пешеходный переход.
         Галек поставил повсюду знаки, раздал всем правила дорожного движения, с помощью жителей создал тротуары и пешеходные переходы. Теперь в Занзаре существуют правила дорожного движения, и жизнь стала спокойной, а самое главное - безопасной.
СОБЛЮДАЙТЕ ПРАВИЛА ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ!!!
Настя Ч.

 

Моя комната

В доме комната моя...

Обитаю в ней одна.

Я, она - мы очень схожи,

На характер мой похожи.

Не велИка, не мала,

Не темна и не светла,

Но уютна, весела,

Очень много в ней тепла.

Здесь готовлю я уроки,
Предаюсь мечтаниям,
Занимаюсь очень многим:

Лепкой, рисованием.

Здесь звучат гитары струны

Весело и звонко,

А по субботам у меня

Большая работенка.

Для друзей всегда найдется

Место и занятие:

Кто чем хочет, тем займется,

Есть мероприятия!

Комнату свою люблю,

Холю и лелею.

И, поверьте, никогда

В ней я не болью!

Алена Е.

 

Чудо-домик

Вот у леса, на опушке,

У здоровенькой избушки

Шоколадный дом стоит

И всем правду говорит.

А внутри расположился...

Ты, наверно, удивился?

Кто же там такой живет?

Домовенок Шокомет.

С виду, кажется, малой,

А внутри такой большой!

Всё со странностями там,

И все рады тут гостям.

Шоколадный там диван,

Мармеладки тоже там.

Они роль все там играют:

С пола вверх всех поднимают.

Хочешь дом ты посмотреть?

Снизу доверху лететь!

Шокомет всех приглашает,

В гости вас он поджидает.

Дом он вам покажет весь:

Как устроена там печь,

Пол уложен пастилой...

В общем, нет только обой!

Приходите к Шокомету -

Побываете в полете,

И как раз увидишь ту

Интересную страну!

Настя С.

 

Презентацию можно использовать на классном часе или уроке по творчеству А.С.Пушкина

 

Рецензия на роман современного писателя А.И.Слаповского

 

Работа содержит иллюстративные материалы о жизни А.С.Пушкина-лицеиста

 
Соловей и Роза
В большом красивом городе жила-была девочка. Звали ее Алина. Каждое лето она выезжала на дачу. Домик стоял на берегу озера, а вокруг был красивый березовый лес. Алине очень нравился сад и роскошный цветник. Здесь много трудилась бабушка Алины, а внучка была белоручкой.
Однако Алине нравились цветы, и особенно – пышный куст белоснежных роз. В каждый свой приезд Алина ждала, когда распустится первый бутон. Снова и снова она приходила к любимому месту, усаживалась в плетеное кресло и наблюдала. Однажды вечером она услышала пение Соловья. Алина не видела птичку, но ощущала ее присутствие, Соловей замолчал ненадолго, а потом снова раздались его трели.
Но пел он не для Алины. Он тоже любил белую Розу и посвящал ей свои серенады. Особенно чудно они звучали в ночное время.
Однажды утром Соловей увидел, как вздрогнул самый крупный бутон и показались нежные трепетные лепесточки. Первый луч солнца коснулся их и придал им пурпурный оттенок. В капельках росы переливались отблески солнца. Все это сопровождалось радостной, веселой трелью Соловья. Он чувствовал, что Розе нравится его пение и что она понимает его.
День был яркий, солнечный. Соловей долго спал – набирался сил, готовился к встрече со своей Розой. У него было еще много красивых песен, и он мечтал посвятить их своей избраннице. Он удобно устроился на яблоневой ветке, огляделся… И не увидел раскрывшегося накануне цветка!
Соловей встревожено метался по саду. Пролетая мимо дачного домика, он увидел за окном уютную комнату. В роскошной постели безмятежно спала Алина. На столе стояла красивая хрустальная ваза с цветами. Соловей узнал свою Розу. Но она была уже не так свежа: вокруг вазы лежали опавшие лепестки. А капельки росы теперь напоминали слезы.
… Алина часто приходила к любимому кусту роз, но ни один из бутонов больше не раскрылся. Не слышно было и пения Соловья.
                                                                                                              2003 год
Настя К.
 
Роза и Соловей
Жил на свете Соловей, он порхал с ветки на ветку, чирикал с синичками и воробьями, но все же оставался очень одиноким.
Наступила осень. Все птицы собирались в стаи и улетали. И скоро Соловей остался на поляне один-одинешенек. И он бы совсем загрустил, если бы не белая Роза, которая росла на поляне. Соловей пел свои песни Розе, ему было радостно от того, что он не один.
Наступали холода. Соловей, боясь, что Роза замерзнет, приносил в клюве камышиный пух и укутывал ее. Но это не помогало: Роза чахла.
Однажды утром Соловей проснулся от холода, слетел к Розе, чтобы поздороваться с ней и спеть ей утреннюю песенку, и увидел, что Роза склонила свою головку на пух. Жалобно закричал Соловей, прижался к Розе, стараясь согреть ее своим маленьким тельцем, но все было напрасно. Долго плакал Соловей о погибшей Розе. Каждый день прилетал он к ней и рассказывал о своем одиночестве. Так прошла зима.
Начало пригревать солнышко, и из-под камышиного пуха, где лежала Роза, пробился зеленый росток. Птицы прилетели на поляну, но Соловей никого не замечал: он грустил о своей Розе. А росток рос, вот появился бутон – и свершилось чудо! Бутон раскрылся, и на Соловья взглянула его Роза.
- Значит ты не умерла?
- Нет. Согретая теплом твоей любви, я перенесла холодную зиму. Ведь смерть бессильна там, где царит любовь!
И Соловей был уверен в искренности слов Розы, ведь он видел, как она воскресла.
Маша К.                                                                                                  
2003 год
 
О гербе района
В нашем районе есть знаки отличия –
Это его атрибуты величия,
Один из них – герб, мы отлично все знаем
И про него мы в стихах излагаем.
Взгляните на герб и увидите свет,
Его показал нам желтый цвет.
И значит он то, что мы любим гостей,
Радушно, с любовью встречаем друзей.
Есть на гербе и красный цвет,
Он здесь в честь героев наших побед,
Деды наши Родину защищали,
Любили ее, свою жизнь отдавали.
Судьба испытала людей не раз,
Но скромным всегда был каждый из нас,
То было и будет много лет,
Об этом расскажет черный цвет.
Мы испытаний совсем не боимся,
Верим в район и им часто гордимся.
Жизненных сил у нас не отнять,
Будем и дальше его прославлять.
Вот почему шлет с герба нам привет
Этот зеленый и белый цвет.
На нашем гербе есть важные знаки.
Особо отметим хлебные злаки,
Шестнадцать колосьев в сноп увязали,
Каждый Совет этим нам показали.
Кроме того, снопик наш золотой –
Сила и труд на земле вековой.
Слава крестьянину – другу полей!
Он не боится морозов, дождей,
Трудится он от зари до зари,
Предан он делу и с искрой внутри.
Своим основаньем район наш обязан
Дорогам, к которым он крепко привязан.
И узенький пояс, что есть на гербе
Транссиб и Байкал указали тебе.
Ну и последнее – это корона.
Она – административный статус района.
Любите район, это Родина наша,
Нет ничего красивее и краше!
Елена М.
 
Царица математики
Помните: стройная фигура женщины в длинном платье, в руках меч. Роскошные волосы. Изящный поворот головы. Загадочный и в то же время целеустремленный взгляд…
В свое время этот модный шедевр – чеканку – подарила нашей семье Тамара Васильевна Новоторженцева. Сама она среднего роста, плотного телосложения, с короткой стрижкой. Но что-то есть общее: осанка ли, величественный жест, удивительный взгляд, проникающий в самую душу, внимательный, заинтересованный. Вспоминая любимую фразу Тамары Васильевны: «Математика – царица наук», так и хочется назвать ее царицей математики.
В год военного лихолетья в семье Чугуевых (село Мошково) появился третий ребенок. Девочку назвали Тамарой. Когда малышке исполнилось два месяца, отец Василий Павлович ушел на фронт. Попал в Сталинградскую битву, там и погиб. Его вдова Мария Павловна осталась одна с тремя детьми: старшей Вере – шесть, Володе – три года. Помогал брат, но у него своя семья. Быть обузой не хотелось, поэтому бралась Мария Павловна за любую работу. Верочку дети слушались беспрекословно. Уходя на работу, мама напоминала: надо воды принести, печку истопить, а чтобы тепло не уходило из избы, наказывала закрыть печную заслонку только когда угли в печке потухнут. Как уж получилось, но однажды заслонка выпала. Как ни старались ребятишки поставите ее на место, не удалось. Мария Павловна в то время работала на железной дороге. Были сильные метели, и людей отвозили расчищать путь. Вернувшись поздно домой, в выстуженной избе, на полу около злополучной заслонки нашла всех трех, перепачканных сажей, заплаканных. Наревелась и сама. Вытопила печь, накормила чем могла и с утра опять на работу.
Дети подрастали. Видя, как тяжело матери, старались помочь, порадовать своими успехами. И, как все в то время, быстро взрослели. Брат Марии Павловны переехал в Коченево, и скоро семья Чугуевых последовала за ним.
Тамара пошла в седьмой класс. Школу № 2 окончила с серебряной медалью. Единственная из девочек своего класса закончила курсы трактористов, была председателем ученического комитета, заместителем секретаря комсомольской организации. Принимала участие в концертах художественной самодеятельности, обучала неграмотных, работала на ферме, распространяла книги – скучать было некогда.
После школы пошла работать в библиотеку, но понимала – нужно учиться. Поступила в педагогический институт на физико-математический факультет. Училась хорошо и здесь вела большую общественную работу, занималась спортом.
Студенткой, уже на выпускном курсе, встретила будущего мужа – Семена Васильевича Новоторженцева. Его сестра училась в пединституте и тоже жила в общежитии. Сначала от нее и от подружек слышала, «какой он, Сеня, хороший». Потом и сама пригляделась. А его вниманием сразу же завладела девушка, снующая из комнаты в кухню и обратно (готовила обед). Понравилась: скромная, симпатичная, деловая. Еще несколько случайных встреч, и на свадьбе у подруги он предложил ей руку и сердце. Ошеломил фразой: «Только решай быстрее, у меня уборка на носу». Семен Васильевич уже работал в совхозе «Раздольный» главным агрономом. Сюда Тамара Васильевна, получив диплом педагога, и приехала. В школе она была вторым, после директора, учителем с высшим образованием, поэтому почти сразу ее назначили завучем.
Так и закрепились Новоторженцевы в деревне Поваренка. Молодые, веселые, энергичные, они сразу стали «своими», завоевали уважение селян. Вскоре Семен Васильевич стал директором совхоза, а Тамара Васильевна возглавила школу.
«Таких людей мало, - делится знатный механизатор, Кавалер ордена Знак Почета, Александр Константинович Кривоногов, один из первых ее учеников. Волнуется, тщательно подбирает слова: «Тамара Васильевна вела за собой, была примером во всем».
Под одной крышей поселились два директора. Хорошо ли? Легко ли? Семен Васильевич, посмеиваясь, отвечает: «Наверное, хорошо. Многие вопросы решались дома. Но, бывало, и на прием записывалась, приходила по несколько раз. Настойчивая была. Такой и осталась. Но мы оба понимали, что совхоз и школа едины. Совхоз ни в чем не отказывал школе, да и школа всегда помогала совхозу. И специалисты совхоза росли и воспитывались в родной школе».
А дома? Дома подрастали дети, за ними присматривали бабушки – Федосья Ивановна и Мария Павловна. Но старики, как и дети, тоже требуют к себе внимания. И, приходя домой, не отдыхали, а старались как можно больше сделать по хозяйству.
К урокам Тамара Васильевна готовилась ночью, писала планы, проверяла тетради.
Очень часто можно слышать: «Да, ему хорошо, у него мать учительница». Дети Тамары Васильевны во мнении едины: «В школе трудно, так как требования к детям учителей на порядок выше во всем: в дисциплине, в ответах на уроках. А вот по жизни легко, так как родители всегда приходили на помощь, давали добрый совет. И прежде всего наказывали: «Будьте честными и трудолюбивыми». Редко видя родителей, не обижались, знали – так надо. Знали и то, что свое свободное время они посвятят им. По традиции всей семьей выезжали на природу. Увлечения отца – охота и рыбалка - разделила мама. Пятилетним мальчиком Андрей умел читать следы зверей, знал, как лисичка мышкует. А дочка в этом возрасте была знающим рыболовом не только летом. Сейчас уже внуки разделяют увлечения бабушки и дедушки.
Случилось снова вернуться в Коченево: Семена Васильевича перевели на должность начальника управления сельского хозяйства. Тамара Васильевна стала работать во второй школе, в которой когда-то училась. Здесь, в 1971 году, ее наградили медалью «За доблестный труд».
А потом была школа № 13. Мнением делится коллега Валентина Петровна Богомолова: «Тамара Васильевна – замечательный учитель-профессионал. Ее любят дети, уважают родители и коллеги. Она – человек добрейшей души. Увлеченность учительской профессией, безграничная любовь к детям, эрудированность, душевная щедрость, энергичность, жизнерадостность, внимание к людям, строгость к себе и другим – вот такой она удивительный человек!»
С большой теплотой отзываются о Тамаре Васильевне ее выпускники, Наталья Кондратова и Елена Маркина: «Это человек, живущий для других, отдающий себя людям. Не только глубокие знания получили мы, но и нравственные уроки: быть честными, работать на совесть, придти на помощь».
За труд - и награды: знак Отличника народного просвещения и звание Заслуженного учителя РФ.
И снова переезд – Семена Васильевича переводят в г. Новосибирск. Тамара Васильевна работает в городской школе. Меняются времена, меняются дети – Тамара Васильевна не меняется. Получив приглашение на работу в бизнес-колледж, ставит условие: «Буду работать, если возьмете моих учеников». И трое детей учились бесплатно, а пятеро – с пятидесятипроцентной скидкой.
Сейчас Тамара Васильевна живет в Коченево. И по-прежнему работает, теперь уже в школе № 1. Принципу «работать на совесть» верна. В этом году ее портрет занесен на районную Доску почета.
…Тамара Васильевна счастлива, когда вся семья собирается за одним столом. Их десять… И как сжатые пальцы обеих рук – они сильны, дружны, сплоченны.
Вот такая она, «Царица математики» - Тамара Васильевна Новоторженцева – неповторимая, потому что второй такой нет на свете; общительная, потому что имеет много друзей; отзывчивая, потому что поможет всем и всегда, потому что сердце ее открыто людям; энергичная, потому что трудится без устали; мужественная, потому что умеет постоять за себя; серьезная, потому что отвечает за свои слова и поступки; строгая, потому что требовательна к себе и другим.    
Юля К.
 

Эта работа заняла первое место в районном конкурсе "Русь святая живет"

 
Безграничная осень
    Ночь. Обострение чувств. Состояние безмятежного покоя и бесконечной радости. Осенняя прогулка изменяет восприятие окружающего мира. Мысли, вдохи, улыбки и быстрые шаги. Никогда не думала, что гулять в одиночестве так весело, интересно и приятно. Атмосфера просто необыкновенная. Несмотря на то, что наступил поздний вечер светло, но этот свет искусственный. Все улицы усыпаны фонарями, их ослепительный белый свет проливается на дорогу, деревья, здания, а яркий, желтоватый свет фар проезжающих изредка машин, заполняет своим как будто летним теплом воздух. Так тихо. Звуки как будто устали за целый день и вечером уже не в силах заполнять пространство. Совсем тихие, робкие, похожие на шепот они раздаются так редко, что слух, совсем не замечая их, приравнивает все к одному безграничному слову – тишина. Тени прохожих плавно движутся в своем направлении, на секунду обращаю на них внимание, но это совсем не объект моего наблюдения. Мое воображение играет с запахами. Свежесть завораживает так, что хочется остаться с ней навсегда, просто остановиться на месте пока не вдохнешь в себя все ее содержимое. Дым костров бодрит и не дает покинуть реальность. Осенняя листва, умирающие травы, засыпающие деревья пахнут так необычно, в этом запахе отражается настроение осени, настроение вечерних улиц. Каждый вдох переполняет меня радостью и спокойствием, внушает чувство равновесия с самой собой, с природой. Многогранность запахов не дает обонянию покоя. Хочется понять каждый, разобрать на мельчайшие частички, вникнуть во все. Во мне смешивается восприятие каждого из этих прекрасных запахов, создавая  *  представление об окружающем мире, таком чистом, спокойном, добром. Над головой темной бесконечностью нависло небесное полотно. Неоднородное, глубокое, внушающее приятный страх. Разбросанные темно синие облака, томно нависают, как будто они такие тяжелые, что вот вот рухнут вниз. На западе багровый закат, точнее его маленький кусочек, который так лениво исчезает под натиском ночи. Звезды сегодня не соизволили появиться, лишь самые непоседливые и любопытные уже ярко перемигиваются друг с другом. Маленькие светофорчики, такие игривые и веселые как будто хотят поиграть в догоняжки, но вынуждены находиться на своих местах. Они, наверное, специально нарушают скучную серьезность неба, как маленькие рыбки в огромном море. Наблюдаю за медленно передвигающимся самолетом, он совсем никуда не спешит, наверное, он очень устал, но просто обязан долететь до места. Цвета, несмотря на время, совсем никуда не исчезли. Если приглядеться, можно увидеть, как переливаются разными оттенками листья. Желтый, коричневый, зеленый, золотой, красный, бардовый, все сливается воедино и дополняется бликами от фонарей. Все оттенки серого, синего, коричневого, иногда фиолетового заполняют безграничное пространство. Легкий ветерок прикасается ко мне, нежно и робко, как будто стесняется. Зато вот с листвой он общается весьма раскрепощено, как со старым знакомым, даже с частичкой наглости толкает ее из стороны в сторону.
   Несмотря на продолжительность прогулки, я совсем не устала, выбрала определенный темп и ноги соблюдают его, не замечаю, как делаю шаги, будто запрограммирована. Изредка останавливаюсь возле мусорного контейнера, для того чтобы выкинуть обертку и палочку очередного чупа-чупса, с ними веселее, не замечаешь, как проходит время, некое дополнительное занятие и вдобавок очень вкусно. А вот уже виднеется мой дом, это значит, что прогулка подходит к концу, и я под впечатлениями осеннего вечера усну в теплой кровати!
Настя К.
 
Морозная фантазия
  Яркий, ослепительный свет бьет в глаза. Это сияние зимы, суровое, резкое. Она вошла в свои права, и постепенно охватывает морозной властью все вокруг.
  Зима опрокинула на землю белый, чистый снег. Шагаешь по нему, а он хрустит, ворчит под ногами, недоволен, что нарушают его покой. Но, несмотря на свою вредность, смиренно оставляет на себе отпечаток подошвы. Снег живет своей, особенной жизнью. Детство его проходит в полете. Молодые снежинки игриво резвятся в воздухе, не осознавая, что ждет их дальше. Когда ветер успокаивается, снежные хлопья падают на землю, превращаясь в легкую, нежную вату – это юность. Со временем эта тонкая, снежная прослойка растет, и образуются разноформенные сугробы, а это уже зрелый возраст. Спокойный, серьезный, сонный, остепенившийся. Проходит долгое время, снег слеживается и превращается в большие, гладкие, ледяные глыбы, куски, комки. Пришла старость. А умирает снег, а точнее уже лед, только весной. На протяжении всей зимы он меняет образ, настроение, он живет.
  Зимой всегда изменяется сущность воздуха. Он становится невыносимо свеж, проникает с каждым вдохом и охлаждает из нутрии, запугивает своей яростью. Чувствуешь его мощь, силу, напор, натиск. Но все это всего лишь иллюзия, выдыхаешь воздух совсем другим. Он становится спокойным, медленным, теплым паром. Сильный, жгучий, морозный воздух сдает свои позиции, но он оставляет частичку себя в нашем теле – это дрожь, которая сопровождает каждый вдох. Мы забираем морозную сущность, душу и от этого чувствуем себя бодрыми.
  Зимой природа замирает, засыпает крепким, непробудным сном, замерзает. Поэтому пейзаж похож на четкую, недвижимую картину, холодную, бездушную. Но ведь эти чары, таинство, спокойствие и есть душа зимы, составляющие, без которых это прекрасное время года было бы не столь великолепным…
Настя К.
 
«Вечный двигатель»
  Улица. Движение. Лица. Свет. Иду по вечернему, уже почти ночному городу. Мокрый тротуар и хаотическое движение прохожих совсем не выводит из себя, а даже, наоборот, умиляет. Небо уже темно-синее, но на улице светло. Вывески на магазинах, окна, фонари – все это искусственно продлевает день.
  Люди спешат кто куда: на работу, с работы, домой, в магазин, идут развлекаться или просто гуляют. На дорогах тоже суета: вереницы машин, которые под вечер стали намного активнее, растянулись в долгом ожидании на всех центральных улицах. Вокруг один сплошной шум, громадные, неизмеримые волны звуков накрывают Новосибирск. Он живет! Он наполнен такой жизнью!
  Иду в быстром темпе сквозь прохожих, по возможности обходя лужи. И вроде никуда не спешу, но идти медленно, прогулочным шагом просто невозможно: ритм овладевает всем, и ему просто бесполезно противостоять, да и не хочется, если честно. Мне нравится эта суета, этот поток, этот шум и разноцветные огни. Я люблю свой город! Люблю чувствовать окружающий мир, который подвластен человеку. Пропускать все происходящее через свое понимание и создавать иное, новое, понятное мне представление мира.
  Заглядываюсь на пылающие красками витрины. Что там только не увидишь! Читаю вывески и рекламные слоганы на огромных баннерах. Они так поднимают настроение! Прохожу мимо различных зданий – больших, высоких, длинных, серых, ярких, старых, новых – перечислять можно бесконечно. Они настолько разнообразны, и для того чтобы передать это разнообразие, нужно перечислить все прилагательные в русском языке, да еще и создать с их помощью правильные картины.
  Улыбаюсь прохожим, которые ничего не замечают, но это нисколько не печалит меня, возможно, я и хочу, чтобы меня сейчас просто не замечали. Хочу побыть одна и просто впитать в себя энергию вечернего мегаполиса. А она настолько сильна, что хочется действовать, совершать какие-нибудь глупости, хочется просто бежать, для того чтобы энергия преобразовалась в эмоции и счастье.
   Вечером город похож на вечный двигатель, его невозможно остановить даже на секунду. Люди создали такую атмосферу вокруг себя, что сами теперь не в силах ее изменить, наверное, им это и не нужно. Хотя, возможно, сидя дома у телевизора или просто за чашкой горячего чая, они мечтают о таком месте, где очень спокойно, где ничто не потревожит, где все в гармонии и в равновесии, где всем правит природа.
  Леса, реки, поля, океаны. Чистый, белоснежный снег и теплый приятный дождь. Яркие, но не знойные лучи солнца и запах после грозы. Запах, ветер, воздух, свежесть – наверняка, они мечтают об этом. Но я уже почувствовала природу, изучила ее, настоящую, чистую, живую. Природа для меня – источник информации, которую я пытаюсь передать с помощью магических слов.
   А вот город – это что-то новое. Этот объект мной пока не изучен, и поэтому ритмы городской жизни притягивают меня гораздо сильнее. Хочется познать всю систему с помощью одного лишь образного представления. И я думаю, что это у меня получится. Я прочувствую тебя, Новосибирск, все твои улицы, все звуки, все запахи, во все времена года. Обещаю!!!
Настя К.
 
Бабушкины рассказы
  Осень… Вся земля устлана пестротканым ковром из осенних листьев. Легкий ветерок-шалунишка устал играть в салки с шуршащими листочками, успокоился, затих. Серое небо с тяжелыми свинцовыми тучами придвинулось к земле. Сеет мелкий дождь. Под этим дождем разноцветные листья намокают, жмутся друг к другу, к земле, приобретая темно-коричневый цвет и издавая острый запах тления.
  Но погода не портит моего настроения: уроки в школе закончились, впереди выходной, я иду к бабушке. Она живет далеко, и я успеваю промокнуть под этой мелкой водяной пылью. Но в маленьком деревянном домике чисто и уютно. Здесь меня ждали: пахнет свежими пирогами с капустой (мои любимые) и «фирменным» бабушкиным чаем из трав. Снимаю промокшую одежду, подсаживаюсь к теплой печке…
  С пирогом в одной руке, чашкой ароматного чая в другой, я внимательно слушаю продолжение рассказа бабушки. Неторопливо течет ее речь, морщинистые руки теребят край фартука, на глаза наворачиваются слезы. Вспоминая свою жизнь, бабушка переносится в прошлое.
  Война… Семье пришлось срочно эвакуироваться. Осенью, в непролазной грязи, она (самая старшая в семье) бредет вслед за матерью, узелок оттягивает плечи, приходится чуть не волоком тянуть младшего брата. Все устали, хочется есть, но нужно идти к станции. Там их ждут теплушки, в которых они поедут в Сибирь.
   Бабушка открывает свой старый альбом, и вдруг из него выскальзывает фотография. Она уже потемнела от времени, края неровные, крошатся. В овальчике вижу худощавую женщину лет сорока, она сидит на стуле, выпрямив спину. Во взгляде чувствуется напряжение, испуг. За ее спиной – высокий широкоплечий мужчина, он старше ее. Длинные волосы, густые брови, широкая окладистая борода. Спокойный, ясный взгляд. Большая тяжелая рука лежит на плече у женщины.
  - Кто это? – спрашиваю я.
  - Мои родители. Мама, Варвара Тимофеевна, и отец, Савва Григорьевич. Твои прабабушка и прадедушка.
  - А почему Савва? Ведь это очень редкое имя.
  - Да, тут непростая история. Устраивайся поудобнее и слушай. Я уже рассказывала тебе, что во время войны мы эвакуировались в Сибирь из Подмосковья. Жили мы в то время недалеко от Тулы. А вот родители мои родом из Звенигорода. Как рассказывала моя бабушка, семья у нее была большая, восемь человек, и все девочки. Очень хотели мальчика. Но родился он слабым, болезненным, боялись, что не выживет, умрет. Когда понесли крестить в церковь, священник предложил назвать младенца не по святцам, а в честь Саввы Сторожевского, основателя их монастыря. Мол, Савва не даст младенцу умереть. Родители согласились. И, хочешь – верь, хочешь – нет, мальчик пошел на поправку. Видишь, какой богатырь вырос!
  - А кто такой Савва? Я ничего о нем не слышала.
  - В глубине дремучих лесов, над оврагом, по которому струится скудоводная речка, раскидано за деревянным забором несколько бедных изб с деревянной церковью посредине. В этой церкви игумен служит в крашенинной ризе, но достойные видят светозарных ангелов, сослужащих ему. В этой церкви люди не знают, сегодня или завтра будет еда. Но тот, который в юности отдавал голодному медведю последний кусок хлеба, стоит на страже молитвы о всех людях.
  Савва Сторожевский в ранней юности ушел от мира, приняв пострижение от преподобного Сергия Радонежского. Савва был одним из первых его учеников и его сподвижником. Под руководством наставника Савва научился послушанию, смирению, хранению помыслов, воздержанию и целомудрию. Сторожевский любил безмолвие, поэтому избегал бесед с людьми. Савва никогда не был праздным, часто плакал о нищете своей души. Для всех людей он был образцом простоты: не жил в роскоши, носил грубую одежду, спал на полу, питался только растительной пищей. С большой любовью и почтением относился к Савве князь Юрий Димитриевич Звенигородский, который выбрал Савву своим духовником. По его просьбе преподобный основал близ Звенигорода новую обитель. Стремясь к уединению, Савва ушел на пустынное место – гору Сторожевскую. Там построил деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы и малую келлию для себя. Слухи о деревянном храме и Савве разошлись по всей Руси, и многие люди, которые искали уединения и безмолвной жизни, стали приходить туда. Савва всех принимал с отеческой любовью, учил послушанию и смирению. Несмотря на преклонные годы, он много трудился при устройстве обители. Подавая пример инокам, выполнял сам необходимые работы.
  Господь одарил Савву даром прозорливости: перед походом князя Звенигородского на войну святой старец, помолившись, благословил его и предсказал победу и благополучное возвращение.
  Скончался святой в глубокой старости 3 декабря 1406 года. Почитание Саввы местными жителями началось сразу после его кончины. От мощей преподобного исцелялись больные.
  Особенно чтил Сторожевского царь Алексей Михайлович, неоднократно ходивший пешком на поклонение в обитель Саввы, ведь когда-то он спас царя от свирепого медведя.
  Однажды игумену Сторожевской обители Дионисию после вечернего правила явился старец и обратился к нему: «Дионисий! Вставай и напиши лик мой на иконе». На вопрос Дионисия, кто он, старец ответил: «Я Савва, начальник сего места». Так Дионисий написал первую икону святого Саввы.
    Вот такой была жизнь Саввы Сторожевского, Звенигородского чудотворца, в честь которого назвали твоего прадедушку.
  - Ой, как интересно! А я все время думала, откуда у тебя такое необычное и редкое отчество – Саввовна. Теперь понятно. Спасибо тебе за рассказ, - поблагодарила я бабушку.
  За беседой время прошло незаметно. За окном стемнело, комнату освещали блики от уже затухающей печки. Мы отправляемся спать.
  Но пройдет неделя, и я опять в субботу приду к бабушке, чтобы послушать ее удивительные рассказы.    
Настя С.
 

«Облегчи нам страдания, Боже» (В.Брюсов)

Перенося испытания…

Признаюсь честно: я почти не верила в Бога, а в церкви бывала только так, «для галочки». Но настал несчастливый декабрь. Шестого декабря, в субботу, моего единственного родного брата Пашу сбила машина. С серьезными травмами он попал в реанимацию. Наступила бессонная ночь. Душа моя томилась, истекала слезами (хотя я сама плакать не могла), ей хотелось найти защитника, помощника… И сердце подсказало: «Иди в церковь!»

В воскресенье рано утром я пришла в храм Божий. Я не знала, как надо молиться, и не ожидала увидеть так много людей в церкви. Опешила, струсила и… расплакалась. Ко мне подошла женщина и тихонечко спросила: «Почему ты плачешь? Что случилось?» Внимательно, с большим сочувствием выслушала мой ответ, вручила свечку, подвела к иконе Святого Павла и сказала: «Читай молитву, какую знаешь, и проси от чистого сердца за своего брата».

Стоя на коленях перед образом, я просила Святого, чтобы он сохранил жизнь моему брату и облегчил его страдания. Я уже не смущалась людей – я их просто не замечала, думая только о Боге и брате. На душе стало очень легко, она обрела покой. Идя домой, я была уверена, что все будет хорошо!

И знаете, брат выжил. Конечно, травмы дают о себе знать. Но даже врачи удивились, как он так быстро смог поправиться. А я точно знаю, кто ему помог. Спасибо тебе, Боженька, что помог мне и моему брату перенести это тяжелое испытание!

Настя С.

Страницы: 1 2 След.